Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече Президента России В.В. Путина с участниками Архиерейского Собора Русской Православной Церкви

1 декабря 2017 года Президент Российской Федерации В.В. Путин выступил перед участниками заседания Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. С ответным словом к главе государства обратился Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Братья-архипастыри!
Сегодня историческое событие: глава Российского государства посетил юбилейный Архиерейский Собор, посвященный 100-летию восстановлению Патриаршества в нашей Церкви. Собор, который ставит и решает очень важные злободневные вопросы, связанные с духовной жизнью человека, его благополучием, с его нравственным и этическим здоровьем. Собор, который не уклоняется от решения сложных тем, в том числе связанных с нашей историей. Очень надеюсь, что решения этого Собора помогут нашей Церкви, в диалоге с обществом, двигаться вперед, в том числе решая проблемы, которые сегодня стоят перед народом.
В год 100-летия известных революционных событий невозможно уклониться от анализа прошлого, и, пользуясь случаем, что в Зале церковных соборов вместе с нами глава государства, я хотел бы сказать несколько слов о сложном пути развития церковно-государственных отношений. В царской России Церковь была государственной, во главе ее был император, а управлялась Церковь бюрократической администрацией, именуемой обер-прокурорством Святейшего Правительствующего Синода. В преддверии революции лучшие умы как Церкви, так и государства стали задумываться о роли Церкви в российском обществе и о том, что нужно сделать для того, чтобы сделать эту роль более очевидной. В очень непростое время, примерно за год до революции 1905 года, тогдашний премьер-министр Витте обратился к государю императору с докладной запиской, в которой указал, что одна из причин потери влияния Церкви на народ заключается в том, что между Церковью и высшей государственной властью, Церковью и народом есть некая бюрократическая прослойка, — имея в виду бюрократическую государственную институцию. Действительно, не существовало прямого диалога Церкви с высшей государственной властью, и без вмешательства государства не осуществлялся прямой диалог Церкви со всем обществом.
После революционных событий, когда были провозглашены принципы отделения Церкви от государства, казалось, что государство устранится от того, чтобы играть столь опасную для целостности государства и народа роль, отделяя Церковь от возможного прямого диалога с народом. Но произошло совсем не то: буквально с первых дней существования новой власти, уже через особые институции, включенные в спецслужбы тогдашнего советского государства, начались попытки формировать ту же политику, что была до революции, а именно согласовывать назначения, контролировать все, что происходит на уровне высших церковных решений. Другими словами, вмешиваться в церковную жизнь, преследуя конкретные цели, причем в то время к общегосударственным интересам активно подключились интересы идеологические.
А когда в 1990-е годы произошли перемены и Церковь ясно заявила, что не должно быть никаких бюрократических прокладок, нашлись горячие головы среди наших тогдашних революционеров. Предлагалось даже создание министерства по делам религии, и некоторые из известных людей, принимавших активно участие в политических переменах, не только хотели, но даже предлагали свои кандидатуры в качестве новых обер-прокуроров.
Хотел бы Вас сердечно поблагодарить за то, что в нынешней России не существует никаких бюрократических прокладок. Осуществляется диалог между Патриархом и Президентом, высшей церковной властью и соответствующими министерствами и ведомствами. По всей вертикали нашей жизни ведется прямой диалог, который дает возможность Церкви формулировать свое понимание происходящего в стране, в народе, обращать внимание на такие темы, как общественная нравственность, социальная жизнь, экологические проблемы, нравственное измерение проблем внешней и внутренней политики. Все это формирует в обществе ясное понимание самостоятельной позиции Церкви. И самое, может быть, важное — то, что эта позиция основывается на тех же нравственных принципах, на которых сегодня основывается и наше законодательство. Эти принципы вырастают из нашей духовной, нравственной традиции, которая сегодня государством российским не оспаривается.
Нет ничего более серьезного и важного, чем нравственный консенсус в обществе. Если есть консенсус вокруг главных нравственных ценностей, то гармонично формируются все общественные отношения — создается приемлемое для людей законодательство и политическая практика соответствует интересам народа.
В том, о чем я сейчас говорю, — Ваша большая личная роль. Я благодарю Вас за диалог, который мы с Вами осуществляем, за диалог, который осуществляют руководители министерств и ведомств с соответствующими профильными организациями и структурами Русской Православной Церкви, и за ту атмосферу открытости, в которой сегодня живет наше общество. Думаю, что именно эта открытость будет залогом непременных успехов нашего Отечества в ближайшем и отдаленном будущем.
От имени Архиерейского Собора Русской Православной Церкви я хотел бы пожелать Вам, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, долгих лет жизни, крепкого здоровья, помощи Божией в той высокой миссии, которую Вам через волеизъявление людей поручил Господь. Именно так мы понимаем то, что происходит в истории людей: свободная воля людей сочетается с Божественным промыслом. Пусть Господь хранит Вас.