Дельфинчик

Миниатюрную Викусю ласково называли «Дельфинчик» за то, как она смешно переворачивалась в кроватке и хлопала в ладошки. Кроха так нуждалась в тепле и ласке материнских рук и, наконец, приемная мама для девочки нашлась. На страницах епархиальной газеты и сайта мы писали:

Вика обняла меня за шею своими крохотными ручками, почти кукольными. Уронила головку мне на плечо и замерла. В свои одиннадцать месяцев Вика выглядит максимум на семь.

Малышка появилась на свет раньше срока: слишком торопилась родиться. Правда, ей было неизвестно, что мама не заботилась о том, чтобы дочка родилась здоровой. Когда Вика появилась на свет, оказалось, что ей трудно глотать и девочку кормили через зонд. До сих пор она едва-едва держит головку и не умеет сидеть. «Вика, Вика», —  я тяну руки к моей девочке-дюймовочке. Она радостно откликается и пытается ползком добраться до яркой игрушки, которую я держу в руках,  забавно толкается ножками, как паучок, разъезжаясь на скользкой клеенке. Она несколько раз переворачивается на спине, словно дельфинчик. Я едва успеваю подхватить мою рыбку, но деревянные прутья кровати не дают соскользнуть на пол. Наверняка она будет большой и любознательной непоседой. Вике трудно смириться с тем, что ее маленькое тельце не развито по возрасту, и она изо всех сил старается преодолеть это несоответствие.

Конечно, Вика уже привязалась к мамам-воспитателям, потому на меня реагирует несколько настороженно. Она не хмурится, а стремиться отвернуться и спрятаться на плече няни от незнакомого ей человека. Но через какое-то время ей становится интересно и она уже не робеет, а сама начинает изучать пришедшего гостя.

Она любит слушать музыку. Начинает тихонько гулить в ответ, и улыбаться во весь рот. Но слова ей пока не даются. Вика – молчунья. Наверняка, ей хочется сказать то заветное слово, которое в этом возрасте уже говорят ее ровесники. «Мам, мам», — хныкает в соседней кроватке другой малыш. Вике тяжело сопоставить незнакомое ей слово и людей, которые, сменяя друг друга  два раза в день, исполняют роль самого родного человека. Они делают это от души, отдавая всю свою женскую нежность. Но Вике все равно трудно. Трудно воспринимать и постигать этот мир даже в пределах того крошечного пространства, где она сейчас вынуждена жить. Конечно, она не знает об этом, но ее возможности ограничены. Раннее рождение, подорванное здоровье мамы, да мало ли что могло повлиять…. «Вика, Вика», — зову я снова моего юркого дельфинчика. Она отворачивается и рассеянно смотрит по сторонам, видно, что ей сложно задержать внимание на чем-то одном. Она перестает меня замечать. Может, устала.  Она редко плачет. Просто становится отстраненной. Усиленные занятия воспитателей помогают сократить разрыв в отставании девочки. Как и насколько успешно Вика будет развиваться дальше, сейчас сказать сложно. Однако давно известно, что настоящая любовь способна преодолеть многие трудности и препятствия: социальные, медицинские. Сейчас Вика надеется на такую преданную и терпеливую родительскую любовь, которая поможет ей открыть мир в полноте.