Исторические предпосылки Крещения Руси

Обычно события, связанные с Крещением Руси при святом равноапостольном великом князе Владимире в 988 году, рассматриваются вне контекста распространения христианства в пределах нашего Отечества. Поэтому создается впечатление, что принятие крещения Владимиром было решением спонтанным, а выбор Православия в какой-то мере случайным, и чуть ли не простой прихотью властителя тогдашней Руси, а, следовательно, не налагающим на потомков серьезных обязательств.

На самом деле историки насчитывают пять периодов в великом деле просвещения России светом Евангельского учения.

  1. Христианство существовало в пределах нашего Отечества прежде великого князя Владимира, еще задолго до основания Русского государства (862 год), со времен самих святых апостолов (60 год), и, несомненно, послужило приготовлением к окончательному его принятию русским народом (988 год).

Первый период христианизации Руси – это апостольская проповедь. Пределы нашего Отечества удостоились слышать благовестие Христово от самих апостолов. Его посетили с проповедью из числа двенадцати – апостолы Андрей Первозванный, Симон Зилот, Матфий, Варфоломей, Иуда Иаковль, и один от семидесяти — Фаддей.

Особый след в первоначальном просвещении нашей земли оставил святой апостол Андрей Первозванный. Он прошел с евангельскою проповедью Грузию, Сванетию, Осетию, Абхазию и Армению, или нынешнее Закавказье, и некоторые наши страны — Скифию, или нынешний Новороссийский край, Сарматию, или нынешний Кавказский край, внутренние области Руси —  от древнего Херсонеса, находившегося неподалеку от нынешнего Севастополя, вверх по Днепру до Киева, а от Киева далее по Днепру и другим рекам до Новгорода и Балтийского моря, оставив несомненные следы христианства.

Каким народам в то время он мог проповедовать? Главнейшими обитателями этих стран были народы варварские, а в числе их по преимуществу племена славянские.  Писатель второго века, Тертуллиан, в числе народов, исповедовавших в его время имя Христово, упоминает о сарматах, скифах и готах, обитавших тогда у самого устья Дуная и далее по южной России. В Херсонесе святой Климент, папа Римский, сосланный в эту страну в заточение вскоре по отшествии оттуда апостола Андрея, нашел более двух тысяч христиан.

В древнем житии о святых мучениках (муж.) Инне, Пинне и Римме сказано: «Эти святые были из Скифии, из северной страны, ученики святого апостола АндреяОни учили о имени Христовом, и многих из варваров обратили к правой вере, и крестили».

И во внутренних областях нашего Отечества, вокруг Киева и Новгорода, проповедь святого Андрея осталась не совсем бесплодной: когда от нас он пришел в Рим, то поведал там христианам о том, как учил и что видел он в земле славянской.

Древняя Скифия, простиравшаяся от Дуная от Балканских гор до Азовского моря и Дона чрез все пространство нынешнего Новороссийского края, насчитывала в период до основания государства Российского (862 г.) 6 епархий: начатое апостолом Андреем было продолжено святым Климентом, который, прибыл в Скифию в сопровождении многих из своей римской паствы, и в продолжение одного года успел искоренить язычество на всем полуострове и устроить до 75 церквей. В 310 г. прибыли в Скифию от Иерусалимского патриарха Ермона два миссионера — епископы Василий и Ефрем, и за пятнадцать лет окончательно утвердили здесь христианство.

Готы, переселившиеся к концу второго века (ок. 182-215 гг.) с Балтийского поморья в Черноморские пределы и сначала утвердившиеся между Днестром и Днепром, а вскоре распространившие свою власть на всё пространство нынешнего Новороссийского края от Дуная до Дона и проникшие в Крым, имели свою епархию, и их епископ Феофил присутствовал на Первом Вселенском Соборе (в 325 г.).

Далее к востоку в Крыму находились еще 3 епархии: Сурожская, Фулльская и Боспорская.

Древняя Сарматия, заключавшаяся приблизительно между Черным и Азовским морями, Доном, Волгой, Каспийским морем и Кавказом, имела 6 епархий, входивших в состав Константинопольской Церкви.

В Закавказье в древности находилось два христианских царства: Грузинское, принявшее православие в 318 году при царе Мириане, и Армянское, принявшее крещение при царе Тиридате в 301 году.

Как видим, проповедь учения Христова еще со времен Его апостолов дало добрые всходы на просторах Русской земли.

  1. Вторым периодом христианизации нашего Отечества нужно считать проповедь святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Болгарии и Моравии и в особенности перевод Священного Писания и богослужебных книг на славянский язык.

Кирилл и Мефодий должны были отправиться с проповедью к моравам, и пред этим святой Кирилл изобрел славянскую азбуку и начал перевод Евангелия. Начало перевода священных книг относится к 862 году, когда и было положено основание государства Российского.

Этот перевод был сделан именно в то время, когда в только что образовавшееся государство Российское уже начинали проникать первые лучи святой веры, и, бесспорно, явился лучшим средством, подготавливающим к скорейшему распространению Православия в нашем Отечестве. Перевод Библии и церковных книг на славянский язык имел величайшие и благотворнейшие последствия для славян вообще, и в особенности для русских. Этот перевод оказал самое сильное влияние на пробуждение народного духа в славянах и уяснение их народного самосознания.

Народные массы пребывали в крайнем невежестве и грубости, умы всех были окружены мраком древних языческих суеверий. Проповедь христианства просвещала их самыми чистыми понятиями о Боге, мире и человеке. Впервые славяне услышали звуки родного слова в речи стройной, облагороженной, возвышенной и впервые начали понимать, как богат, величествен и прекрасен язык их предков. Везде, куда только ни проникал перевод солунских братьев, славяне встречали его с восторгом, как что-то особенно родное и близкое их сердцу. В то же время, будучи понятен для всех  славянских народов, этот перевод, распространяясь между ними, живее всего напоминал им об их кровном родстве и братстве, представлял лучшее средство для соединения их еще более крепкими узами родства духовного – в православной вере. Вера Христова была проповедуема не на чужом для народа языке, когда ее святые истины могли быть доступны в полной мере одним только людям ученым, для славян эти неоценимые духовные сокровища с первого раза сделались общим достоянием.

Влияние этого перевода ощутимее всего действовало на быстрое распространение христианской веры между славянами. В одежде славянского слова она казалась всем чем-то своим и нечуждым, и принималась с радостью.

Славянский перевод священных книг, кроме пробуждения и в наших предках народного духа и самосознания, кроме влияния на их образование и распространение между ними христианства, предохранил их от исламизма, предохранил, и даже отвратил от папизма. Когда западные миссионеры только начинали предлагать нашим предкам, что при обращении к латинству нужно будет отказаться от славянской Библии и богослужения и на их место принять латинские, подобные учители уже никакой другой реакции, кроме явной неприязни, не могли ожидать.

Христианские священные книги были первыми и единственными книгами славянских народов в продолжение многих столетий. При руководстве этих книг они учились мыслить, учились смотреть на мир, на самих себя и на все обстоятельства своей жизни. История нашего Отечества приняла ба совсем другое направление, если бы при самом его основании не был бы совершен и не получил распространение славянский перевод священных книг христианских.

  1. Третий период христианизации Руси – событие, на которое обычно обращается мало внимания, но которое сыграло немалую роль в распространении христианства на Руси — крещение первых князей киевских Аскольда и Дира. Первое крещение руссов со всеми его обстоятельствами описывают более десяти византийский писателей, в том числе и современники этих событий.

Известно, что первый камень в основание государства Российского был положен в Новгороде, где по приглашению народа первыми князьями стали три брата варяга Рюрик, Синеус и Трувор, а Киев в это же время завоевали другие два князя варяга Аскольд и Дир.

Воинственные русские князья многократно делали набеги на соседние государства. В конце 864,  начале 865 гг. в царствование греческого императора Михаила III (842-867), в то время когда он отправился с войском против агарян, у стен Константинополя неожиданно появились на двухстах ладьях воины руссов. С необычайной жестокостью они опустошили все окрестности, ограбили соседние острова и обители, убивали всех до одного пленников и привели в трепет жителей столицы. Получив эту весть, император бросил войско и поспешил к осажденным. С трудом он пробился сквозь неприятельские суда в свою столицу и здесь первым делом обратился с молитвой к Богу. Целую ночь молился Михаил вместе с патриархом Фотием и бесчисленным множеством народа в знаменитой Влахернской церкви, где хранилась чудотворная риза Богоматери. Наутро при пении священных гимнов эта чудодейственная святыня была изнесена на берег моря, и едва только коснулась поверхности воды, вдруг на море, до этого тихом и спокойном, разразилась сильнейшая буря. Суда безбожных руссов были рассеяны ветром, опрокинуты или разбиты о берег, и только очень немногие избежали погибели.

Испытав таким образом гнев Божий, руссы возвратились в отечество и спустя немного времени, в 866 году, уже при императоре Василии Македонянине, прислали послов в Константинополь просить себе крещения. Их желание было исполнено — к ним был послан епископ Михаил.

Когда он прибыл в столицу руссов, князь поспешил собрать вече. Начали рассуждать о вере своей и христианской, пригласили епископа и спросили его, чему он намерен их учить. Епископ раскрыл Евангелие и стал проповедовать о Спасителе и Его чудесах. Руссы сказали ему: «Если и мы не увидим чего-либо подобного, не хотим верить». Служитель Божий смело отвечал язычникам: «Хотя и не должно искушать Господа, однако, если вы искренно решились обратиться к Нему, просите, чего желаете, и Он все исполнит по вашей вере». Они просили, чтобы ввергнута была в огонь книга Евангелия, давая обещание непременно обратиться к христианскому Богу, если она останется в огне невредимой. Тогда епископ вверг священную книгу в пылающий костер. Прошло несколько часов, огонь истребил все дрова, и на пепелище осталось только  совершенно целое и неповрежденное Евангелие. Видя это, варвары, пораженные чудом, немедленно начали креститься.

Как на прямое доказательство крещения Аскольда можно указать на то, что над могилой этого князя первые русские христиане воздвигли церковь святого Николая, а мы знаем, что существовал обычай созидать церкви над могилами князей в честь соименных им святых.

После принятия Аскольдом и Диром христианской веры они еще жили и управляли Киевом около пятнадцати лет. В такой период под их покровительством христианство  распространилось и утвердилось довольно сильно.

Но по смерти Аскольда и Дира, которые скончались в 882 г., в Киеве стал править язычник Олег (882-912). В уставе императора Льва Премудрого (886-912), который был современником князю Олегу, в числе митрополий, подвластных Цареградскому патриарху, упоминается уже митрополия Русская.

Во время правления преемника Олега Игоря (912-945) была постоянная связь между греками и нашими предками, многие из руссов киевских служили в греческом флоте, в Константинополь ходили целые торговые караваны, русские купцы по долгу оставались жить в Константинополе. К концу правления Игоря, при новом договоре с греками в 944 г. жители России в статьях договора разделяются уже на крещеных и некрещеныхи крещеные везде ставятся даже на первом месте — до такой степени успело возрасти число христиан в нашем Отечестве! И летописец, повествуя о присяге великокняжеской дружины по случаю этого договора, замечает, что многие из варягов, обитавших в Киеве, были уже христианами. Более того: в том же самом месте летописи говорится о киевской церкви святого Илии, где давала присягу христианская Русь, и эта церковь называется соборнойТакое ее наименование заставляет допустить, что в Киеве тогда были и другие церкви, между которыми церковь святого Илии считалась главной, или соборной.

  1. Четвертый период – событие, известное с истории как крещение великой княгини Ольги.

По смерти князя Игоря правление взяла в свои руки его жена Ольга. Своими мудрыми и дельными распоряжениями она вызвала к себе всеобщее уважение, любовь и признательность.

Ольга достигла уже 60-ти лет, того возраста, когда смертный видит перед собой  близкий конец земной жизни и чувствует суетность земного величия. Тогда вера больше, чем когда-либо, служит ему опорой и утешением в печальных размышлениях о тленности человека. Одаренная необыкновенным умом, вследствие своего глубокого, сердечного убеждения Ольга захотела принять святую веру, и сама отправилась в столицу Византийской империи и центр православной веры, чтобы почерпнуть эту веру в  самом источнике, в знаменитом Царьграде, где христианство существовало тогда во всем своем величии и блеске.

Крещение княгини Ольги совершилось в 957 году, в царствование императора Константина Багрянородного его сына Романа, при знаменитом ученостью и добродетелями Константинопольском патриархе Полиевкте. Сам патриарх совершал над ней великое таинство Крещения, а сам император стал ее восприемником от купели. В свите Ольги находилось более 100 человек, и очень даже возможно, что вместе с Ольгой крестились и некоторые из ее спутников.

После своего крещения Ольга прожила еще около 12 лет. Стремление обратить ко Христу своего единственного сына Святослава осталось для Ольги тщетным. Она старалась также наставить на путь истины и прочих жителей Киева, и, можно думать, эта проповедь не осталась бесплодной – сам оставаясь закоренелым язычником, Святослав не возбранял принимать христианство другим. Не ограничиваясь одними киевлянами, святая княгиня желала поделиться бесценным сокровищем веры и с прочими обитателями русской земли, она обходила города и селения, проповедуя Евангелие. Во время этих путешествий, на местах, где прежде стояли идолы, княгиня поставила кресты, построила в Киеве церковь святой Софии, послала много золота и серебра на создание церкви Святой Троицы на своей родине — во Пскове.

После убиения Святослава великим князем стал Ярополк (972-980). Он любил христиан и сам не крестился только потому, что боялся народа, а другим креститься не запрещал. Во время междоусобной войны  он был убит своим братом Владимиром.

  1. И, наконец, пятый период — крещение великого князя Владимира.

Когда по смерти Ярополка в Киеве стал править Владимир (980 г.), он оказал явное и решительное покровительство язычеству. Но чем глубже казалась приверженность Владимира к язычеству, тем более разительной представляется последовавшая вскоре в нем перемена, — он нанес язычеству последний удар и, сам приняв святую веру, окончательно утвердил ее и во всех пределах своих обширных владений.

История обращения великого князя Владимира состоит из трех частей:

  1. Приход посольств с предложениями своей веры.

В 986 г. к Владимиру пришли послы из Волжской Болгарии (нынешний Татарстан), которая незадолго до этого приняла ислам, и предлагали ему принять магометанство. Они сказали, что учение Магомета требует обрезания и запрещает употребление вина и свиного мяса. Владимиру это крайне не понравилось, и он решительно отказал им.

Вскоре прибыли миссионеры из Рима. Но Владимир, не желая их слушать, сказал им: «Идите обратно: отцы наши не приняли сего учения».

Явились послы и от хазарских иудеев. Владимир спросил: «А где ваше отечество?». «Во Иерусалиме, — ответили послы. — но Бог за грехи отцов наших лишил нас отечества и рассеял по всей земле». «Как же вы учите других, — возразил им князь, — будучи сами отвержены от Бога; если бы Бог любил вас и закон ваш, вы, конечно, не были бы рассеяны по чужим землям; ужели того же вы желаете и нам?»

Прислали к Владимиру своего философа греки. Он начал излагать пред ним весь план Божественного домостроительства и рассказал, как Бог сотворил мир и род человеческий, как пали наши прародители и получили обетование о будущем Избавителе, изложил затем всю историю воплощения и земной жизни Спасителя, Его страданий, смерти, воскресения, вознесения на небеса, ниспослания на апостолов Святого Духа и их рассеяния по всей земле для проповеди, и что настанет наконец день, когда Господь Иисус снова придёт на землю судить живых и мертвых и воздать каждому по делам. Говоря это, философ раскрыл перед князем картину Страшного Суда, где праведники были поставлены на правую сторону, а грешники на левую. Владимир, смотря на картину, глубоко вздохнул и сказал: «Хорошо тем, кто справа, и горе тем, кто слева». «Если и ты желаешь стать с праведниками, — заметил ему проповедник, — крестись». Владимир, имея намерение еще основательнее узнать о различных вероучениях, ответил: «Пожду еще немного».

  1. Отправка послов для испытания предложенных вер на месте.

В 987 году Владимир созвал своих бояр и старцев на совет, и они сказали ему: «Никто своего не хулит, а, естественно, хвалит; если хочешь разузнать дело получше — пошли испытать предложенные тебе веры на месте». Немедленно десять разумнейших мужей отправились к волжским болгарам, потом к немецким католикам, наконец, пришли в Царьград. Их привели в собор Святой Софии, где сам патриарх совершал литургию. Величественное зрелище совершенно поразило их сердце и чувства. Когда они возвратились в отечество, Владимир снова созвал бояр и старцев, и велел послам рассказать обо всем увиденном. «Мы не знаем, на небе ли мы находились или на земле. Всякий человек, вкусив сладкого, отвращается от горького; так и мы  не хотим оставаться в языческой вере». Выслушав слова послов, бояре и старцы заметили великому князю: «Если бы нехорош был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, мудрейшая из всех человеков». Тогда Владимир спросил: «Где примем крещение?» — «Где тебе любо», — отвечали бояре.

  1. Принятие крещения князем Владимиром и народом.

В 988 году Владимир собрал войско и предпринял поход на Херсон. Вступив в него с дружиной, он потребовал от греческих императоров Василия и Константина отдать за него замуж их сестру Анну. Императоры согласились, но потребовали от него, чтобы он крестился. Владимир согласился.

Во время ожидания прибытия царевны Анны Владимир заболел и ничего не мог видеть. Если хочешь исцелиться от своей болезни, — велела сказать ему Анна, — крестись скорее — иначе не получишь исцеления». Тогда Херсонский епископ совершил над ним святое крещение, и в ту же минуту, когда Владимир выходил из купели, он мгновенно прозрел и воскликнул: «Вот теперь-то впервые узрел я Бога истинного!» Многие из дружины, видя совершившееся чудо, тут же последовали примеру своего князя.

Несколько слов о причинах, побудивших князя Владимира принять крещение

Мы не видим никаких внешних, — политических, экономических, социальных, — причин, побудивших такого пламенного язычника, каким был Владимир, к столь внезапной перемене. Такой сильный перелом в религиозных убеждениях может быть объяснен только внутренним духовным кризисом.

Летом 983 года Владимир одержал победу над литовцами. В ознаменование этой победы жрецы решили устроить кровавое жертвоприношение. Очевидно, не без умысла, жребий пал на юного сына храброго дружинника князя Феодора — Иоанна. Оба они были христианами. Когда посланные сообщили Феодору, что его сына «избрали себе боги, да принесем его им в жертву», старый воин решительно ответил: «Не боги это, а дерево. Не дам сына моего бесам». Это был прямой вызов христианина обычаям и верованиям язычников. Вооруженная толпа язычников окружила дом Феодора. Он спокойно смотрел на нее и говорил: «Если они боги, пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына». Видя, что в честном бою им не одолеть Феодора и Иоанна, храбрых и искусных воинов, осаждавшие подсекли столбы, и дом обрушился, погребя под собой мучеников.

Это событие потрясло князя Владимира, заставило его задуматься и повлияло на решение принять православие. Феодора ценили в дружине за мужество и честность. Такой человек не мог исповедовать что-то недостойное, да еще и, не боясь смерти, стоять один против всех! То мужество, с которым Феодор в одиночку противостоял толпе разъярённых язычников, могло быть явлено лишь при защите правого дела. В душе князя поселилось сомнение в истинности языческих верований.

Под влиянием этого кризиса в уме князя и родились мудрое стремление обстоятельно исследовать различные вероучения и полное, искреннее убеждение в превосходстве греческой веры перед всеми прочими. Именно в этом причина обращения князя Владимира к Православию.

В деле обращения Владимира деятельное участие принимал сам народ русский – бояре, старцы, послы.

Равноапостольный князь Владимир окончательно насадил и утвердил христианскую Церковь в Русском государстве. Богу было угодно, чтобы наше Отечество и наша Церковь возникли и образовались вместе, сочетались между собою самыми неразрывными узами, как в человеке сочетается душа с телом, чтобы с тех пор они жили одной общей жизнью, всецело сохраняя и свои отличительные свойства.

Архиепископ Биробиджанский и Кульдурский Иосиф