Митрополит Даниил принял участие в памятных мероприятиях в честь 100-летия со дня рождения архимандрита Кирилла (Павлова)

Выставка «Всероссийский духовник» открылась 8 октября 2019 года в фойе Большого актового зала Московской духовной академии. Экспозиция посвящена 100-летию со дня рождения выпускника МДА, духовника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Кирилла (Павлова). Организатор мероприятия — музей Московской духовной академии.

Выставку открыл Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. Приветствуя собравшихся, Блаженнейший владыка, в частности, сказал: «Сегодня праздник преподобного Сергия. Это великий праздник, когда в Свято-Троицкую Сергиеву лавру съезжается много архиереев, священников, богомольцев, когда совершается праздничное богослужение и когда мы прославляем этого великого угодника Божия, молитвенника преподобного Сергия. В этот день родился 100 лет назад наш дорогой батюшка, духовник архимандрит Кирилл (Павлов). Сегодня 100 лет со дня его рождения, и мы от благодарных сердец присоединили к празднику и свое небольшое мероприятие, которое посвящено воспоминанию жизни, трудов, слов, действий, поступков этого великого человека, этого великого монаха и великого христианина. Вечер, посвященный воспоминанию об отце Кирилле, начинается с этой небольшой выставки, в которой представлены фотоматериалы. Некоторые фотографии, которые запечатлели батюшку и иных людей, которые были для него близкими и дорогими. Он их любил».

Среди почетных гостей на открытии выставки кроме митрополита Курганского и Белозерского Даниила были митрополит Евлогий (Смирнов), митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий, митрополит Владимирский и Суздальский Тихон, митрополит Рязанский и Михайловский Марк, митрополит Бориспольский и Броварской Антоний, епископ Дмитровский Феофилакт, наместник Троице-Сергиевой лавры епископ Сергиево-Посадский Парамон, ректор МДА епископ Звенигородский Питирим, епископ Солнечногорский Алексий.

В экспозиции представлены фотографии из личного архива отца Кирилла, его духовных чад и фонда музея МДА, требные Евангелие и крест, епитрахиль с поручами, тетрадь по предмету «Обиход» студенческих лет отца Кирилла, письма и открытки.

Далее в Большом актовом зале Московской духовной академии состоялась конференция, посвященная 100-летию со дня рождения архимандрита Кирилла (Павлова).

Вечер памяти отца Кирилла начался с общей молитвы о его упокоении, присутствовавшие почтили память старца и спели «Вечную память».

Конференцию открыл наместник Лавры епископ Сергиево-Посадский Парамон. Далее состоялся показ видеоролика о преподобном Сергии Радонежском, и многие могли увидеть сходство между преподобным Сергием и отцом Кириллом: им обоим были присущи кротость, смирение, незлобие и любовь ко всем окружающим людям.

Блаженнейший митрополит Киевский Онуфрий поделился воспоминаниями об отце Кирилле: «Отец Кирилл — человек, который умел незаметно и неуловимо для ума и чувства возвращать людям божественную надежду, без которой жизнь наша становится невыносимой и которую так часто отнимает у нас наш собственный грех. Батюшка отец Кирилл был преисполнен божественной надеждой. Он не надеялся перед Богом на свои молитвы, праведные и добрые дела, свои заслуги и таланты. Он говорил, что все добродетели — ничто, нужно только надеяться на Господа. Эта надежда всегда сияла в душе отца Кирилла. Он любил всех и относился ко всем с уважением — и к праведным, и неправедным».

«Отец Кирилл относился ко всем с великим почтением, — отметил, в частности, митрополит Курганский Даниил. — Ты только вчера пришел, а другой прожил в Лавре всю жизнь. Это было для него не важным. Порой он уделял больше внимания тем, кого увидел первый раз, нежели тем, с кем прожил всю жизнь… Мы не берегли батюшку, часто приходили со своими комариными проблемами, но он всех нас внимательно выслушивал и помогал».

Архиепископ Каширский Феогност рассказал о своем общении с отцом Кириллом: «У одного старца спросили: «Когда будет конец света?» — Он ответил: «Когда не будет примера». Как счастливы мы, что в жизни имели перед глазами пример отца Кирилла, его жизни во Христе. Его особенное отличие от всех других, которых мы не умаляем и не превозносим, в том, что он никогда не насиловал волю и свободу человека, которую нам дал Господь. И когда мы принимаем решение сами, в этом есть наше доброделание, а когда нас заставляют это сделать, то у нас меньше вины в этом. И отец Кирилл всегда спрашивал: «А как ты думаешь?» Он всегда старался добраться до глубины человека, чтобы он сам всмотрелся и увидел свою душу. Он учил принимать решения самостоятельно. Моя жизнь делится на до и после исповеди у отца Кирилла. Он родил меня во Христе. Не дай Бог нам никогда, чтобы угас в нашей памяти его образ».

Своими воспоминаниями об отце Кирилле также поделились митрополит Тернопольский Сергий, митрополит Владимирский Тихон, митрополит Рязанский Марк, епископ Солнечногорский Алексий, близкие и духовные чада отца Кирилла, те, кто находился с ним во время его болезни.

В завершение вечера диакон Стефан Ковальчук исполнил один из любимых романсов отца Кирилла — «Выхожу один я на дорогу».

По материалам сайта Московской духовной академии

Ниже приводим выдержку из материала «Несвятые святые Троице-Сергиевой лавры». Архангельский архипастырь рассказывает о годах, прожитых в великой обители, рядом со старцем Кириллом.

Отец Кирилл (Павлов) даже нам старался не показывать свою духовную жизнь. Я жил через стеночку, приходишь к батюшке утром, а он скрывает, что всю ночь молился. Любая добродетель глубоко целомудренна.

Когда архиепископа Василия (Кривошеина), который жил некоторое время в одном монастыре с преподобным Силуаном на Афоне, однажды попросили рассказать о старце, он ответил: «Я ничего не могу сказать, я его тогда не видел. Он не был облечен каким-то саном, духовника, например, через который может проявляться благодать. Он был простым монахом и прятал благодать Божью».

Так же и отец Кирилл. Я никогда не просил его: «Батюшка, помолитесь, как мне поступить в такой-то ситуации?». Я говорил только: «Батюшка, подумайте со мной, как мне лучше тут поступить», — потому что слова о молитве были бы уже поводом к тщеславию.

Когда я только полгода как пришел в монастырь, поступил в Академию и был послушником, меня один владыка звал к себе в иподьяконы. Говорит: «Давай ко мне в епархию, я тебя быстро рукоположу, будешь служить». Владыка был близок к тогдашнему наместнику Лавры. Но я чувствовал, что нужно было оставаться в обители: я еще не оперившийся птенец, куда мне ехать?

Пришел к отцу Кириллу, с которым был тогда знаком всего полгода. Спрашиваю: «Батюшка, как мне поступить? Как волю Божью узнать?» Отец Кирилл отвечает: «Выбирай, куда твое сердце располагает. Можешь идти — а можешь и тут остаться». Я говорю: «Батюшка, я волю Божью хочу узнать», — но чувствую, что он закрылся.

Но я настолько загорелся, что сказал: «Если бы я хотел идти или не идти по своей воле, то я бы к вам не пришел. Я отрекся от своей воли и пришел к вам спросить волю Божью, а вы мне не хотите помочь. Погибнет моя душа — Господь спросит с вас». Отец Кирилл меня обнял, а у меня уже слезы текут, и говорит: «Успокойся, не ходи ты никуда».

После этого у нас с батюшкой контакт появился. А я ответил тому владыке: «Я никуда из обители не пойду, только разве что выгонят». Но на батюшку не ссылался.

Одна женщина, уже покойная, а в 1986 году старушка, была духовной дочерью отца Кирилла. Она мне рассказывала: «Я работала на заводе в Москве и приехала на исповедь в Одессу к отцу Кукше (преподобный Кукша скончался в 1964 году, а она как раз незадолго до его смерти там побывала). Батюшка на исповеди спрашивает: «Ты откуда?» — «С Москвы». — «О, у вас там за огородами Лавра, езжай туда! Там найдешь отца Кирилла, ходи к нему на исповедь». Отец Кирилл тогда еще был совсем молодой, ему 45-ти лет не было.

Она вспоминала: «У меня имя сразу вылетело из головы. Приехала в Лавру, хожу, молюсь, смотрю. Идет батюшка, у меня от сердца отлегло, я спрашиваю, как этого батюшку зовут, а мне отвечают, что это отец Кирилл. Пришла к нему на исповедь. А я же на заводе работаю, молодая, незамужняя, там ребята шутят, пристают, у меня такие помыслы бывают, что мне стыдно монаху об этом говорить. Не стала говорить: думаю, в следующий раз. В следующий раз приехала — снова не могу сказать, стыдно мне. Закончила, батюшка молчит, потом нагибает мою голову и говорит: «Что же ты вот этот грех не исповедуешь? Умрешь, не дай Бог, куда же душа пойдет?».

Отец Кирилл принимал народ, а я жил через оргалитовую перегородку от него. Слышал, как он читал вечерние молитвы: время полпервого или час ночи, а в пять он уже будет на ногах. Я пытался даже беречь его…

Однажды вышел тихонько, вижу — в коридоре народ, отец Кирилл исповеди принимает, около полуночи. Я людям говорю: «Давайте тихонечко на выход, батюшке и отдыхать надо», — и вывел. Захожу к отцу Кириллу, говорю: «Батюшка, отдыхать надо все-таки, там и людей уже нет», — а он меня взял за руку и говорит: «Они ушли, а у меня это все на сердце, я спать не смогу».

Один монах (он ещё жив, поэтому не буду его имени называть) мне рассказал: «Я прибегаю в храм, а батюшка уже закончил исповедь. Я стучусь в келью — он открывает. Батюшка, я исповедоваться хочу! Он улыбается, говорит, если до утра ничего не случится, то после братского сразу исповедует. Я ушел, а на душе: «Что же это такое! Что за духовник! Как это так?!» Негодования все больше и больше. Я всех святых вспомнил!

Наутро встаю, прихожу на братский молебен, а после мы подходим под благословение. Подхожу к батюшке, а он говорит: «Прости меня за вчерашнее». Он у меня первым попросил прощения! Я поклонился и ушел. Потом пришел и говорю: «Батюшка, простите меня окаянного!»

Один из нынешних епископов рассказывал, что в молодости бросил было духовное учебное заведение. Потом пришел к отцу Кириллу и говорит, что родители против, в Бога не верят. Будущий владыка из-за этого очень переживал. Батюшка его так утешил: «Не переживай, они оба — и мама, и папа — придут к Богу в свое время». И точно, его папа незадолго до своей смерти построил в поселке храм.