Вероника

Ласковая и озорная красавица Вероника своими пронзительными глазками всегда искала среди людей, что к ней подходили, единственную и родную маму. И мама для Вероники нашлась. Малышка обвила ее своими крохотными ручонками за шею и вместе они ушли из Дома ребенка  счастливые, что обрели друг друга. На страницах епархиальной газеты и сайта мы писали:

Удивлённый взгляд Вероники нежно излучает свет. Её глаза подобны двум большим чарующим лунам. Созерцая это милое дитя, ощущается внутреннее преображение — как будто бы попадаешь в сказочный мир, где — добрые чудеса, любовь и радость. И думаешь — может быть, это и есть самые правдивые чувства? И дым грубых иллюзорных реалий, мало-помалу рассеивается, давая сердцу пробудиться и биться в такт жизни истинной, радостно предвкушая большое, красивое счастье.

Вероника появилась на свет в те дни, когда зима уже сонно уходит в свои покои, а морозам лениво зевается. Приходят, наконец, предвестники весны и дарят великое ожидание на пробуждение не только природы но, кажется, и всей Вселенной.

Вероника словно подснежник, ветром колеблемый, с немалым любопытством, упорно и настойчиво, с надеждой пробилась сквозь рыхлый снег навстречу солнечному теплу — распустилась нежными лепестками, украсила этот мир своим тёплым появлением.

«Голубенький, чистый

Подснежник-цветок!

А подле сквозистый,

Последний снежок…

Последние слёзы

О горе былом

И первые грёзы

О счастье ином» (А. Майков).

Веронике 4 месяца — волшебный ребёнок! Ещё ни слова не зная, она всё же очень общительна: движение рук, головы, её взгляд — всё это выражает внутреннее позитивное душевное состояние девочки. Дивная улыбка Вероники — прелестно-очаровательна. Её улыбка, будто бы ангел-хранитель, который спешит ополчиться вокруг Вероники, оберегая её от печальных напастей судьбы. Но и добрые ангелы, говорят, порой изнемогают… В такие вот невесёлые минуты Вероника всем своим изумлённым и грустным видом вопрошает о маме, о родном доме, о любви родных людей… Неужели ей предстоит прожить всё своё детство и юность в прохладных казённых стенах? А ведь каждому хочется и уюта, и тепла домашнего очага, а особенно же тепла родимых глаз и сердца. Поэтому Вероника всегда улыбается, когда слышит слова, обращённые к ней; прислушивается, вертит головкой, старается понять — не зов любви ли это, не приглашение ли к себе в сердце? А сияющее солнцем сердце Вероники пока ещё не научилось скрываться за тучами от грозного бытия. Но с годами жестокие ветры судеб опечаливают детскую наивность, заставляя обрастать сердечко грубой скорлупой взрослости. Как прекрасно, если бы все люди всегда оставались детьми!

Вероника всегда отзывчива на голос зовущего. Когда она вдруг оказывается на руках у взрослого, она быстро успокаивается, и безотрадные волны её настроения сменяются на солнечную улыбку, и её умилительный голосок что-то там рассказывает на своём младенческом языке. И пусть форма её речи нам пока недоступна для понимания, но содержание настолько ясно, что нельзя не улыбнуться в ответ. И все те, кому довелось участвовать в общении с Вероникой, всегда отмечают, что с ней хорошо и легко.

Когда в поле зрения Вероники попадает яркая игрушка, она с любопытством сосредоточивает на ней свой взгляд, плавно сопровождает, не упуская её из виду. Находясь в вертикальном положении, Вероника держит головку. Лёжа на животике, держит головку непродолжительно. А ещё Вероника очень любит водные процедуры, с аппетитом сосёт из бутылочки и спит спокойно и сладко, видя добрые сны о прекрасном будущем — о нежном голосе мамы, заботливых руках папы и о друге — смешном и забавном щенке.

Добрых снов, Вероника! И радостного пробуждения!

Лариса Фомина, Владимир Дятлов

Фото Анны Макаровой.