Курганская епархия: новые аспекты образования и развития на рубеже ХХ-ХХI вв.
Русская Православная Церковь Курганская епархия
По благословению
митрополита Курганского
и Белозерского Даниила

История

Христианство на территории Курганской области в досоветский период

14 Мая, 2020
Христианство на территории Курганской области в досоветский период

Предисловие

История Церкви и религии в настоящее время находится в центре внима­ния общества. Глубокое реформирование общественно-политического строя, осуществляемое в нашей стране с конца 1980-х гг., способствовало переходу от пропаганды атеистического мировоззрения к попыткам объективного исследо­вания истории церкви и влияния религии на сознание и жизнь людей. Оживле­ние интереса к прошлому нашего края способствовало активизации усилий ис­следователей в области изучения истории религии и церкви Зауралья как со­ставной части краеведческой науки.

Актуальность темы, несомненная научная ценность документов ГАКО, от­ражающих историю Православия и в целом христианства на территории Кур­ганской области, их недостаточная изученность, и, следовательно, широкие перспективы для расширения и углубления исследований в этой области обу­словили необходимость составления данного архивного справочника, система­тизирующего сведения о составе и содержании документов фондов учреждений религиозной сферы и некоторых других фондов, содержащих материалы по указанной теме.

Назначение обзора - информирование широкого круга исследователей, всех заинтересованных в изучении этой темы лиц о характере и значении ар­хивных материалов с целью расширения круга их использования.

Справочный аппарат к обзору включает титульный лист, предисловие, ог­лавление, список фондов, информация о которых включена в обзор, список ли­тературы.

Христианство на территории Курганской области
(по документам ГАКО досоветского периода)

Распространение христианства в Сибири и, в частности, на территории со­временной Курганской области началось одновременно с присоединением ее к России, с походов Ермака, который имел в своих отрядах подвижную часовню с иконами и священнослужителей. С постепенным освоением Сибири увеличи­валось количество русских поселенцев.

Заселение Сибири одновременно совершалось и в христианском отноше­нии через сооружение часовен, церквей и монастырей. Там, где русские стави­ли острог или укрепление, там же они строили и церковь, а там, где основывали город, возводили еще и монастырь. Одними из первых на территории Зауралья были построены Успенский Далматовский монастырь (1644 г.), Рафаиловский монастырь (1651г.) и заимка Устюжского монастыря (1668 г.) на Исети1, Фло- ро-Лавровская церковь в крепости Белоярской (1711 г.), Кирилловская церковь в селе Кислянском (1721г.)2, церкви в селах Черемуховском и Усть-Суерском (1733 г.)3

По духовным делам Сибирь первоначально зависела от архиепископа Во­логодского и Великопермского, которому было поручено отпускать сюда из своей епархии духовенство. С 1620 г. в Сибири была учреждена особая епархия с кафедрой в г. Тобольске, который с 1590 г. был назначен вместо Тюмени главным городом Сибири. Здешние иерархи сначала именовались Сибирскими и Тобольскими, а с 1721г., по учреждении в Иркутске отдельной епархии - То­больскими и Сибирскими. С 1621 г. до 1668 г. это были архиепископы, затем до 1768 г. - митрополиты и наконец опять архиепископы.4 Предположительно, по­сле 1721 г. с выходом в свет "Регламента или устава духовной коллегии", одно­го из основных документов Петровского законодательства в отношении церкви, при приказе Тобольского митрополита была образована Тобольская духовная консистория.5

В 1782 г. после реформы местного управления Тобольская губерния была разделена на уезды, среди которых был и Курганский. Курган получил статус уездного города. В соответствии с этим была преобразована и церковно­административная система. Появляется Курганский духовный заказ. Заказчик (им был, как правило, настоятель центральной церкви) следил за состоянием причтов, соблюдением правил заполнения документов, выполнением указов Синода, разбирал споры низшего духовенства, вел переписку, выдавал доку­менты для прохождения испытания на чин и т.д. Образованные при заказчике коллегиальные органы - духовные правления, должны были помогать ему в ве­дении дел. Это была низшая инстанция церковного суда.

Следующий этап в формировании местного церковного управления - 1808 г. Вероятно, в это время Тобольская епархия была разделена на благочин­ные округа.6 На месте Курганского заказа образовалось 2 округа: благочиние 2­го округа Тобольской епархии и благочиние 7-го округа Тобольской епархии. Должность заказчика исчезает, его функции частично переходят к благочинно­му, частично - консистории. В связи с этим изменяются и функции духовных правлений. Они становятся связующим звеном между консисторией и благочи­ниями.

1.    Фонды православных учреждений религиозного культа.

1.1.         Фонды духовных консисторий.

К началу 19 в. территория современной Курганской области входила в сос- став трех епархий: Тобольской, Оренбургской и Пермской, которые соответст­вовали Тобольской, Оренбургской и Пермской губерниям и Курганскому, Че­лябинскому и Шадринскому уездам. В 1885 г. Шадринский уезд Пермской епархии отошел ко вновь образованной Екатеринбургской епархии. В соответ­ствии с этим ГАКО располагает фондами четырех духовных консисторий: То­больской (ф. 235), Оренбургской (ф. 244), Пермской (ф. 243) и Екатеринбург­ской (ф. 304).

Духовная консистория (в переводе с латинского - собрание, соприсутст­вие) представляла собой административно-судебное учреждение при епархи­альном архиерее. Первоначально консистории состояли из Присутствия, вклю­чавшего протоиерея и четырех священников и Канцелярии из секретаря, столо­начальника, казначея, архивариуса и писца. Окончательный вид консистории получили после разработки уставов в 1841 и 1883 гг.

По уставу через духовную консисторию под руководством архиерея осу­ществлялось управление и суд в епархии. Члены духовной консистории изби­рались епархиальным архиереем из священников, а утверждались и увольня­лись Святейшим Синодом. Консистория собирала информацию о лицах, же­лающих занять священнические места, ведала документацией, рассылаемой в приходы, вела наблюдение за хозяйством архиерейского дома, монастырей, церквей. Суду консистории подлежали лица духовного звания по преступлени­ям против должности, по взаимным спорам, возникающим из -за церковной собственности, по жалобам духовных и светских лиц, по просьбам о побужде­нии к уплате долгов. Лица светского звания подлежали суду консистории по делам о браке и поступкам против церковно-религиозных установлений и обря­дов.

Среди фондов духовных консисторий в ГАКО наиболее объемным и раз­нообразным по составу документов является фонд Тобольской духовной конси­стории. Дела фонда, объединенные в опись № 1, содержат обширную информа­цию о самых разнообразных сторонах религиозной жизни края в 18 - нач. 19 вв. Прежде всего - это строительство церквей, с которыми была связана вся жизнь русского человека от рождения и до самой смерти. Документы фонда позволя­ют проследить полностью весь процесс постройки храмов, начиная от соответ­ствующего решения сельского общества, выступающего с подобной инициати­вой и до освещения здания. Дела о строительстве и ремонте церквей (№ 1-9, 12­23, 25-46, 50-76, 79-80, 82-90, 92, 93, 95-100, 102, 103, 105-107, 109, 112-121, 125, 126, 128, 131, 134-137, 139, 140, 144-148, 150-153), как правило, включают в себя прошения сельских обществ или доверенных от крестьян лиц и рапорты благочинных на имя епископа Тобольского и Сибирского, приговоры сельских обществ по всем вопросам сооружениям церквей, как то: принятие решения о постройке храма, сбор средств для осуществления этого, внесение изменений в проекты, выборы доверенных лиц, которые вели дела от имени общества и пе­реписку с церковным начальством, выборы строителя, руководившего строи­тельством, периодические осмотры крестьянами в присутствии благочинного и сельского старосты строящейся церкви, дополнительный сбор денег и т.д. Так­же эти дела содержат документы о выборе подрядчика, переписку доверенных лиц, строителя, благочинных с епархиальным начальством о возникающих в процессе строительства сложностях и проблемах, ведомости о приходе денеж­ных средств, отчеты о движении сумм и капиталов по постройке храма, акты, удостоверяющие завершение строительства, рапорты благочинных об освяще­нии храмов. Документы также дают ценные сведения о том, как решались во­просы художественного оформления храмов, исполнения и устройства иконо­стасов и колоколен, содержат информацию о зауральских мастеровых, худож­никах и иконописцах (дела № 5, 7, 22, 68, 70, 119). Ряд дел включает в себя планы местности, схемы, чертежи и эскизы зданий, давая представление об их архитектуре (№ 22, 126).

Дела о строительстве церквей, кроме всего прочего, позволяют выявить и точки соприкосновения в области взаимодействия духовной и светской властей. Зачастую, духовные правления связывались с окружным казначейством, выяв­ляя наличие крестьянских недоимок в делах о построении церквей. Консисто­рия вела дела с Тобольской казенной палатой в вопросах об отводе земли той или иной церкви. Духовные власти прибегали к помощи государственных уч­реждений при решении многих экономических и организационных проблем, а также при необходимости повлиять на прихожан, не выполнявших требования духовенства.

Богатейшие сведения по истории церквей и состоянию приходов предос­тавляют исследователю клировые ведомости, включающие в себя информацию о месте и времени постройки храмов, о том, на какие средства они возводились и по какому проекту ("плану и фасаду"). Давалась полная характеристика той или иной церкви, а именно: каменная она или деревянная, есть ли ограда, сколько престолов, во имя каких святых, достаточно ли утвари, каков причт (сколько по штату и сколько в действительности имелось служителей культа), указывалось расстояние до ближайших церквей, наличие домовых и приписных церквей, часовен.

В клировых ведомостях отражались и вопросы материального обеспечения церквей, в частности, сколько земли было при церкви (усадебной, пахотной, сенокосной), как она использовалась (отдавалась ли в аренду приходским кре­стьянам, использовалась ли под торговые заведения и т.д.), были ли общест­венные дома для причта, каково было жалование церковно и священнослужи­телей, были ли средства у церкви в банке и какой давали доход, имелись ли здания, принадлежавшие церкви.

В клировых ведомостях отводилось место и учету всей документации, ко­торая велась церковью: отмечалось наличие приходской летописи, описи цер­ковного имущества, приходно-расходных книг, метрических и обыскных книг, исповедных росписей.

Клировые ведомости являются также ценным источником изучения исто­рии местного духовенства, ибо дают подробные сведения о священно и церков­нослужителях церквей Тобольской епархии, указывая, кто именно служил в церкви, где и когда родился, из какого звания происходит, где и чему обучался, когда и в какой чин произведен, какие проходил должности, когда и чем награ­ждался, какое имеет семейство, как знает чтение и пение катехизиса, сколько провел проповедей, какого поведения. Внимательный анализ этих документов позволяет дать характеристику местному духовенству, как сословию в целом, касательно уровня его образованности, профессионализма, морально­нравственного состояния, семейного положения, материальной обеспеченности и жизненных гарантий, которые давало положение духовного лица.

Другие дела фонда дают возможность проследить процессы продвижения по службе, перемещения и назначения церковных служителей, посвящения в сан, исключения из духовного звания, наказания за проступки и преступления (№ 104, 154, 205-207), взаимоотношения священников между собой и с выше­стоящим начальством (№ 128), знакомят с отдельными представителями сосло­вия. К сожалению, в нашей краеведческой литературе совершенно недостаточ­но имеется исследований о персоналиях в сфере духовенства, о семейных дина­стиях, о судьбах отдельных священников, о примерах как положительных, так и отрицательных в этой области. А ведь общее видится через частное, объектив­ное представление о духовенстве как сословии складывается из множества раз­нообразных частных примеров. Дела первой описи фонда Тобольской духовной консистории дают богатейшую базу для подобных исследований.

Отдельный раздел клировых ведомостей составляют сведения о прихожа­нах церквей. Это статистические цифровые данные по населенным пунктам прихода о социальных группах (крестьяне, военноотставные, мещане, купцы), религиозном составе (количестве раскольников) прихода, численности дворов, количестве душ мужских и женских в приходе. Это очень важные сведения для изучения процессов изменения народонаселения приходов по различным на­правлениям, сословному, половому, религиозному признакам, а также для изу­чения структурных изменений в приходах.

Клировые ведомости составлялись ежегодно настоятелями храмов и бла­гочинными. В документах фонда подобные сведения имеются за много лет, что дает возможность проследить историю приходов, в ряде случаев, за довольно длительный промежуток времени. Так, по Иоанно-Богословской церкви с.Спорновского клировые ведомости представлены с 1874 по 1917г., то есть за 43 года существования прихода (дела № 115а, 115б), по Градо-Курганской Тро­ицкой церкви и некоторым другим церквям Курганского округа - с 1800 по 1915г. за исключением нескольких лет, то есть более, чем за столетие (дела № 199-271).

Дополняют знания по истории церквей Тобольской епархии сведения, ко­торые содержатся в описях церковного имущества (дела № 272-276). Поскольку главным имуществом церкви было само церковное здание, описи включают, прежде всего, очень подробное, более детальное, чем в клировых ведомостях, описание устройства храма (расположение внутренних помещений, дверей, окон, лестниц, крылец) с указанием его размеров, материалов, из которых вы­полнены само здание и его облицовка, главы, кресты. Описание позволяет представить внешний вид и устройство многих храмов, не существующих в на­стоящее время. Первая часть описей церковного имущества, которая включала "все главное, важнейшее, прочное", также содержит описание алтаря (устрой­ство, размеры, описание икон, изображений на стенах), предалтарного иконо­стаса, икон в храме и всей имевшейся утвари. Вторая часть включала описание ризницы и третья - библиотеки и архива церкви.

Ряд дел первой описи фонда Тобольской духовной консистории позволяет выявить роль церкви в развитии народного образования и просвещения в на­шем крае (дела №277-297). С нач.19 в. по Указу Святейшего Синода стали от­крываться духовные училища при церквях и монастырях. Целью их учрежде­ния было провозглашено "распространение и утверждение между государст­венными крестьянами религиозно-нравственного образования и первоначаль­ных более или менее для каждого сословия нужных сведений".7 Дела № 278, 280, 281, 286 содержат именные списки учеников, обучавшихся при церквях, сведения об их успеваемости и поведении. Списки составлялись благочинными на основе Указа Тобольской духовной консистории от 31.12.1836г. за № 49 "по секрету с прописанием Высочайше утвержденных правил, касательно первона­чального обучения грамоте поселянских детей".8 Дела содержат рапорты благо­чинных о количестве духовных училищ для крестьянских детей, о положении дел в этих училищах. Много внимания в переписке отводилось анализу причин неявки детей на занятия, до сведения архиепископа доводились характеристики наиболее усердных наставников крестьянских детей, их биографии, послужные списки (дело № 278), а также сообщалось о случаях нерадивого отношения к обязанностям по обучению детей (дело № 279). В делах фонда (№ 278, 280) имеются списки церквей и монастырей, при которых в 1841-1842 учебном году были открыты духовные училища, а также ведомости (отчеты) о работе этих училищ с указанием времени открытия, числе наставников и учеников, об ус­пехах в изучении наук и поведении обучаемых. В 1842 г. по Тобольской епар­хии наибольшее количество церковно-приходских училищ приходилось на Курганский округ - 19, в Туринском их было 9, Тюменском - 14, Тарском - 8, Петропавловском - 6, Омском - 2, Ишимском - 8, Тобольском - 4.9

В 1842 г. были изданы "Наставления для управления сельскими приход­скими училищами в селениях государственных крестьян", по которым благо­чинным вменялось в обязанность вникать в положение духовных училищ во всех отношениях и дважды в год отчитываться перед Палатой Гос. Имуществ не только о количестве учеников, но и о способе преподавания, благонадежно­сти наставников, нравственности и успехах учеников, о количестве и характере учебных пособий, о средствах содержания школ и их состоянии в хозяйствен­ном отношении. Тобольские архиереи, совершая поездки по обозрению прихо­дов епархии, уделяли большое внимание положению церковно-приходских училищ и школ грамотности. "Выписка из путевого журнала по обозрению приходов уездов Тобольского, Тазовского, Ишимского, Курганского и Ялуто­ровского, совершенной Его Преосвященством Антонием, Епископом Тоболь­ским и Сибирским, с 9 января по 8 февраля 1901 г." (дело № 293) содержит све­дения о количестве жителей деревень и сел указанных уездов, о наличии в них церковно-приходских школ или целесообразности их открытия, уровне знаний учеников, о наставниках и их усердии в обучении детей.

В фонде Тобольской духовной консистории (опись № 1) находятся и раз­розненные документы Курганского духовного училища (дело№ 196), среди них: "расписания жалования начальствующим и учащим" из штатных и епархи­альных сумм и дополнительного жалованья за Сибирскую службу за отдельные месяцы 1915-1917 гг., содержащие перечень предметов, преподававшихся в училище, и служебных должностей. В этом же деле - прошения родителей в правление училища об освобождении от платы за учение сыновей и постанов­ления правления принять их на епархиальное содержание, запросы об условиях поступления в училище, о допуске на испытания на звание учителя церковно­приходской школы, экзаменационные списки вновь поступающих в 1 класс училища в 1917-1918 гг., сведения об увольнениях и назначениях преподавате­лей.

Фонд Тобольской духовной консистории содержит ценнейшие сведения и по истории раскольнического движения в Зауралье. Процессы раскола русской православной церкви и заселения нашего края шли практически одновременно, неудивительно, что большое количество раскольников селилось на вновь ос- ваеваемых землях. Старообрядчество в Сибири делилось на 2 основных тече­ния: приемлющее священство (поповцы) и не признающее институт священства (беспоповцы), которые в свою очередь распадались на различные толки и со­гласия, хотя границы между ними зачастую были размыты. Согласно класси­фикации, данной старообрядчеству Савицкой О.Н. во 2-м разделе 4 тома " Ис­тории Курганской области", к поповцам относились - беглопоповский старооб­рядческий толк, принимавший беглое (по убеждению или по экономическим причинам) православное священство и австрийское старообрядческое священ­ство. На стыке поповщины и беспоповщины находилась стариковщина - старо­обрядческое течение, исполняющее священные требы с помощью наиболее уважаемых старших членов общины. Это была самая ранняя форма организа­ции богослужения в Сибири. К беспоповцам относились: поморцы, самое мно­гочисленное согласие в Тобольской епархии, федосеевцы, которых было гораз­до меньше (о них упоминают только причт Чимеевской слободы Курганского округа и причт Тюменский), немолячество, которое распространилось в Заура­лье только во вт. пол. 19 в. и находилось на стыке беспоповщины и сектантства, "хлысты" (или "квакеры"), течение, являющееся сектантским, но образованное на основе беспоповского старообрядчества (распространено было в Исетском и Шатровском приходах, деревнях Самсоновой, Ильиной, а также в Полевском и Уктусском заводах Тобольской епархии).

В фонде Тобольской духовной консистории содержится большое количе­ство дел об отходе (уклонении) из православия в раскол (дела № 94, 101, 127, 141, 151, 161, 164, 166, 167, 168, 174, 181, 192). Они представляют нам подпис­ки раскольников с объяснением причин уклонения в раскол, переписку настоя­телей церквей и благочинных с вышестоящими духовными органами о прове­денном следствии и мерах воздействия, предпринимаемых к раскольникам со стороны консистории и духовного правления. Рукописные источники фонда Тобольской духовной консистории, повествующие о раскольниках, охватывают события с сер. 19 в. до нач. 20в. Наиболее раннее дело - "Об отклонении в рас­кол курганского мещанина Ивана Калинина" было начато в августе 1848г. и за­кончено в ноябре 1851г. (дело № 127). В большинстве подобных случаев случа­ев дело ограничивалось констатацией фактов. Как правило, увещевания, пред­принимаемые по отношению к раскольникам православной церковью, и даже привлечение к земскому суду успеха не имели. Уклонившиеся оставались вер­ны древней вере. Дела, хранящиеся в фонде Тобольской духовной консистории, содержат факты отказа крестьян от официальных обрядов - крещения младен­цев ( № 164), венчания в церкви (№ 161, 167). "Дело о сводных браках и об ук­лонении из православия и единоверия в раскол крестьян Курганского округа" от 1857г.(№168) представляет 28 случаев заключения сводных браков ("слу­чек").

Блок дел о молитвенных домах и раскольнических часовнях (№ 62, 174, 181, 192, 195) включает сведения об их строительстве, иногда, количестве при­хожан. Эти документы дают представление о противостоянии староверов и официальной церкви, о том, как старообрядцы отстаивали право на "веру отцов и предков своих".

В качестве примеров миссионерской деятельности православной церкви можно привести дело №184 (лл. 8-10), которое дает образец проповеди среди раскольников миссионера Антония Виноградова.

Вообще, дела о раскольниках, как правило, обширны, содержат большое количество документов (рапортов, прошений, донесений). Они позволяют су­дить о состоянии старообрядчества в целом в тот или иной период времени. В частности, они дают возможность проследить изменение политики государства и православной церкви в отношении раскольников. До 1905 г. давление на представителей старой веры было довольно ощутимым - от бесед до полицей­ско-административных мер. Положение коренным образом изменилось в 1905г., когда старообрядцам была дарована свобода совести. На основании п.10 Высочайшего Указа от 17 апреля 1905г. старообрядческим духовным лицам разрешалось "свободное отправление духовных треб не только в молитвенных домах, но и в иных потребных случаях". По силе ст.1, разд.1 Высочайшего Ука­за от 17 октября 1906г. старообрядцам предоставлялось "свободное исповеда­ние их веры и отправление религиозных обрядов по правилам их вероучения". Согласно ст.32 того же раздела "духовным лицам, настоятелям и наставникам старообрядцев дозволялось употребление церковного облачения, а также мо­нашеского и духовного одеяния".10

Наиболее упорных, непреклонных в своей вере раскольников православ­ное духовенство старалось приобщить к единоверию, которое представляло со­бой одну из форм компромисса между официальной церковью и старообрядче­ством, попыткой оцерковнивания староверов, установления над ними государ­ственного и церковного контроля. Службы в единоверческих храмах проводи­лись на основании правил, составленных Митрополитом Платоном и Высочай­ше утвержденных 27 октября 1800г., велись они по старопечатным книгам, кре­стились двумя перстами, а требы исполнялись "по обряду древнему дедов и прадедов". Однако, документы фонда (дела № 104, 151, 152, 153, 166, 167) сви­детельствуют, что единоверие не стало популярным среди раскольников, ибо лишь небольшая часть их придерживалась поповского толка. Напротив, с обра­зованием единоверческой церкви появилась тенденция приобщения к единове­рию как раз не раскольников, а православных. Священник Троицкой церкви с. Моревского Руберовский указывал в рапорте в Тобольскую духовную конси­сторию: "Если и причислить их в ближайший приход - единоверческий, то многие уклонятся к единоверию, а православная церковь будет пуста, нет ни одного примера, чтобы из единоверия обратились кто-нибудь в православие, кроме необходимого случая при таинстве брака".11 В связи с этим духовной консисторией предписывалось Курганскому духовному правлению в отноше­нии раскольников делать еще и еще раз увещевания в присутствии чиновников земского суда и в случае отказа от православия - причислять к единоверческой церкви, брать с крестьян подписки о неукоснительном соблюдении единоверия. Волостное правление и староверческий священник должны были вести строгое наблюдение за их усердием к церкви и исполнением обязанностей добрых при­хожан. (дело № 166)

В Тобольской епархии, по данным Савицкой О.Н., существовало 10 еди­новерческих приходов, из них на Курганский округ приходилось 3 - это Щу- чинский, Нижне-Алабужский и Романовский. В ГАКО имеются фонды двух из них - Георгиевской единоверческой церкви с.Щучинского (фонд № 87) и Воз­несенской единоверческой церкви с. Романовского (фонд № 17). Из единовер­ческих церквей Оренбургской епархии представлена Спасская церковь с. Слад- ко-Карасинского (фонд № 270).

Некоторые вопросы финансовой деятельности Тобольской духовной кон­систории раскрывает дело № 175 (опись № 1), представляя отчеты консистории о приходах, расходах и остатках сумм, не подлежащих ревизии государствен­ного контроля за 1869г. Здесь речь идет о средствах, собираемых на строитель­ство храмов в других епархиях, в пользу зарубежных патриархий, например, Александрийского Патриаршего престола, оскудевших храмов Месопотамии, Жировницкого монастыря, на Гроб Господень в Иерусалиме, на улучшение бы­та православных поклонников в Палестине, на сооружение храма в г. Женеве, на строительство церквей и школ в западных губерниях, на распространение православия среди язычников, на сооружение собора в Тифлисе, церквей в Нью-Йорке и Сан-Франциско, в пользу Болгарских православных церквей, о суммах собранных в пользу инвалидов, на лечение лиц духовного звания, на пенсии и пособия духовенству, о суммах, принадлежавших капитулу Россий­ских императорских и царских орденов.

Дела описей № 2 - 7 фонда Тобольской духовной консистории включают метрические книги церквей Курганского уезда Тобольской епархии за период с 1783 по 1919г., которые являются важнейшим источником для генеалогических исследований, а также могут быть использованы для изучения процессов изме­нения народонаселения в крае.

Южные районы современной Курганской области входили в состав Орен­бургской епархии, учрежденной в самом конце 18 столетия. 31 мая 1799 г. Вы­сочайшим указом было повелено "вообще по всем епархиям распорядить ве­домства каждой сообразно пределам губерний, и самые названия епархий для большего однообразия переменить по названию тех губерний, в коих кафедры их состоят".12

Оренбургская епархия стала так называться по названию губернии, а ее епископ - Оренбургским и Уфимским. По старшинству новая епархия находи­лась в третьем классе, занимая по наименьшему количеству церквей (приходов) числом 205, последнее двадцатое место в этом классе. Местопребывание ар­хиерея и консистории первоначально было назначено не в губернском г. Орен­бурге, а в уездном, хотя и центральном по местоположению в епархии, г. Уфе. 21 января 1800 г. в Уфу прибыл первый Преосвященный Оренбургский Амвро­сий Келембет. 4 марта 1800 г. согласно его резолюции последовало открытие Оренбургской духовной консистории, чем было ознаменовано вступление епархии в фактическое отправление назначенных ей обязанностей. В 1859 г. произошло разделение Оренбургской епархии на Оренбургскую и Уфимскую. В состав Оренбургской епархии с кафедрой в г. Оренбурге вошли уезды Орен­бургский, Челябинский (включавший в себя часть территории современной Курганской области), Троицкий, Верхнеуральский и области - Уральская и Тургайская.

Фонд Оренбургской духовной консистории, хранящийся в ГАКО, весьма обширен по своему объему, но довольно однообразен по составу документов: в основном это метрические книги церквей Челябинского уезда за 1849 - 1920 гг. Помимо этого, дела описи № 4 фонда содержит сведения по истории церкви се­ла Щучье Челябинского уезда: послужные списки священников и церковно­служителей с семьями, списки церковных старост, сведения о вдовах и сиротах, подведомственных данной церкви за 1911, 1912 и 1913 гг. (дела № 112, 140). Эти документы, пока еще не использованные исследователями, также могут послужить источниковой базой при изучении состояния духовного сословия в Зауралье. В этих же делах присутствуют исповедные росписи села Щучьего и деревень Нифанки и Петропавловки за 1911, 1912 и 1914 гг.

В октябре 1789 г. в Пермской губернии была открыта епархия, которая стала называться Пермской и Екатеринбургской. Кафедральным был назначен г. Пермь. Епископ получил титул Пермского и Екатеринбургского. Указом Св. Синода от 16 октября 1799 г. Зауральские уезды (среди которых были Шадринский и Камышловский) перешли в Пермскую епархию с подчинением Перм­ской духовной консистории. С образованием, по решению Св. Синода от 25 ян­варя 1885г., самостоятельной Екатеринбурго-Ирбитской епархии, Шадринский и Камышловский уезды были введены в ее состав.

Фонды Пермской и Екатеринбургской духовных консисторий в ГАКО (со­ответственно № 243 и № 304) невелики по объему и содержат только метриче­ские книги церквей Шадринского и Камышловского уездов. В фонде Пермской духовной консистории эти документы представлены за 1780 - 1884 гг. и Екате­ринбургской - с 1885 по 1916 гг.

Следует отметить, что ГАКО располагает лишь небольшой частью доку­ментов о церквях Шадринского и Камышловского уездов. Основной массив этих материалов по Шадринскому уезду находится в Шадринском государст­венном архиве, а по Камышловскому уезду - в государственном архиве Свер- ловской области.

1.2.         Фонды благочиний.

Чрезвычайно интересные и разнообразные документы по церковной исто­рии Зауралья представляют фонды благочиний, хранящиеся в ГАКО. Благо­чинный - административно-судебная должность. Она упоминается уже в "Ду­ховном регламенте" в связи с образованием заказной системы. Благочинные были двух видов: над монастырями и над церквями и причтами. Назначались они по усмотрению епархиального архиерея из кандидатов, представленных в консисторию. Наблюдению благочинного поручалось от 10 до 30 окрестных церквей, которые составляли в епархии благочинный округ. Если в ведении благочинного было более 15 приходов, он мог назначить помощника. Обязан­ности благочинного были весьма разнообразны. Через него епархиальное на­чальство вело всесторонний надзор за церквями и духовным округом. Через благочинного приводились в исполнение распоряжения епархиального началь­ства, относящиеся к приходам, церквям и церковным причтам. Он разрешал не­доразумения между священно-церковнослужителями по поводу смысла распо­ряжений высших духовных инстанций. Благочинный имел право суда по спор­ным вопросам и жалобам между духовными лицами или между ними и прихо­жанами, а также по таким проступкам духовных лиц, которые по закону не тре­бовали формального судопроизводства и могли быть устранены мерами увеще­вания.

ГАКО располагает фондами четырех церковных благочиний. Из них са­мый солидный по объему - фонд Градо-Курганского благочиния 1-го округа Тобольской епархии (фонд № 203) В это благочиние входило около 20 церквей: Богородице-Рождественская и другие церкви в Кургане, Петро-Павловская в с.Черемухово, Власо-Модестовская в с.Чинеево, Успенская в с. Бараба, Алексе­евская в с. Белозерском и др.

Документы фонда содержат ценные сведения по истории отдельных церк­вей:            например, о переименовании градо-Курганской Богородице-Рождественской церкви в соборную по инициативе курганского купца 1 -й гильдии Семена Ивановича Березина и его сына Федора, которые обещали в случае переименования "внести в одно из кредитных учреждений для обраще­ния на вечные времена 10 тыс. руб. серебром, с тем, чтобы проценты с этого капитала шли в пользу соборного причта"13. Полезные сведения для исследова­теля, изучающего вопросы церковной иерархии и управления дает "Табель представлений отчетности Тобольскому епархиальному управлению от подве­домственных ему организаций, а также отчетности епархиального начальства Святейшему Синоду, Хозяйственному и Духовно-Учебному Управлениям" (де­ло № 4). Документ перечисляет все виды отчетности в разные инстанции и сро­ки предоставления отчетов.

Годовые ведомости о приходе и расходе церковных денег, ведомости рас­ходов на содержание школ, перечневые ведомости о сборах, доходах, пожерт­вованиях, поступивших в церкви, документы о выдаче пособий бедным духов­ного звания и сиротам, ведомости ассигнованных из казны сумм на штатное содержание причтов, рапорты церковных служителей о сборе денег, списки де­нежных билетов и процентных бумаг, ведомости о капиталах и землях, принад­лежащих церквям позволяют проанализировать экономическую политику при­ходских церквей и вопросы развития духовного сословия в пореформенную эпоху (дела № 9-14, 19-24, 26, 28-32, 39, 40, 43, 45, 46, 48, 49, 53, 55, 61, 63, 66, 69, 71, 73, 75, 77, 78, 82, 83, 87, 91, 92, 98-100, 102-107, 113, 114, 117, 120-123, 126, 129, 130, 130а, 131 , 135, 137, 140, 142, 143-145, 151, 155, 156, 158, 159, 161, 163, 164, 167-170, 173-175, 180, 181, 183-185, 189, 190, 193, 194, 196, 197, 199, 202, 205, 208, 209, 212, 214, 216, 219, 220, 224-226, 230, 236-238, 249, 250, 251, 254, 256-258,262,263, 268-270, 279-281, 284, 300, 303, 304, 308, 320)

Многие вопросы материального обеспечения причтов возлагались на при­ходские попечительства, целью которых было "заботиться о содержании и удовлетворении нужд приходской церкви и об отыскании средств для произ­водства нужных исправлений в церковных строениях и для возведения новых, взамен пришедших в упадок"14. Фонд содержит рапорты, предписания о дея­тельности попечительств, ведомости о суммах попечительств (дела № 11, 91, 168 250, 272).

Основные сведения информационного характера по всем церквям благо­чиния содержат клировые ведомости за 1869- 1928 гг. (дела № 1,15, 25, 33, 34, 37, 41, 44, 50, 54, 57, 64, 68, 72, 80, 84, 85, 93-97, 108, 109, 112, 127, 128, 138, 141, 150, 160, 166, 172, 179, 188, 195, 207,213, 218, 222, 223, 229, 232,234, 235, 239, 241-245, 248, 253, 259-261, 265-267). Большой интерес представляют свод­ные цифровые статистические данные, очень важные для сравнительных ис­следований, позволяющих проследить тот или иной вопрос в развитии. Так, сводные количественные данные о лицах, бывших и не бывших у исповеди и святого причастия, рапорты церковнослужителей о количестве людей присое­динившихся к православию, о лицах, состоящих под эпитимией, ведомости о раскольниках и сектантах (дела № 5, 6, 9, 17, 36, 76, 111, 125, 177, 198) раскры­вают процессы изменения степени религиозности населения, "кочевания" в ре­лигии под влиянием экономических, политических и др. факторов. Годовые цифровые отчеты о количестве родившихся, умерших, бракосочетавшихся, ве­домости о количестве людей в приходах (дела № 62, 140, 148, 252) дают базу для исследования демографических процессов в крае.

Фонд Градо-Курганского благочиния 1-го округа Тобольской епархии со­держит обширную переписку различных церковных инстанций - указы Тоболь­ской духовной консистории, рапорты и прошения благочинных, причтов, цер­ковных старост по самым разнообразным вопросам религиозной жизни: об увольнении и назначении на церковные должности, сборе денег, разборе жалоб духовенства друг на друга, взыскании долгов, попечении о сиротах и вдовах священников, расследования об уклонившихся в раскол и о присоединении к православию, деятельность церковно-приходских школ, перестройка и ремонт храмов, различные хозяйственные вопросы. Эта переписка , во-первых, вскры­вает взаимоотношения всей церковной иерархии: взаимную подчиненность, распределение обязанностей и ответственности за принятие тех или иных ре­шений, а во-вторых, дает полную картину жизни приходов и причтов с их по­вседневными заботами и проблемами, раскрывает механизм решения этих про­блем.

Подобные документы содержит и фонд благочинного 7-го округа Тоболь­ской епархии в Курганском уезде (фонд № 155). В него входили церкви сел: Бе­лозерского, Иковского, Каратчинского, Мендерского, Усть-Суерского, Чашин- ского, Чинеевского, Шкодского, Брылинского, Падеринского и др. - всего около 2-х десятков церквей. Кроме перечисленных выше документов фонд включает указы Курганского духовного правления, этого связующего звена между кон­систорией и благочинными. Они касались ремонта церквей, назначения цер­ковных старост, представления ведомостей (отчетов), высылки денег, проведе­ния богослужений и других вопросов церковной деятельности за 1812 - 1867 гг. Созданные в конце 18 века в связи с процессами бюрократизации церковного аппарата, духовные правления постепенно теряли свое значение и во второй половине 19 века эта инстанция церковного управления исчезает. Документы фонда дают представление о сфере деятельности духовных правлений.

К благочинию 2-го округа Тобольской епархии в Курганском уезде (на 1895г.), судя по документам ГАКО, относились церкви сел Половинское, Давыдовское, Ярославское, Чернавское, Камышевское, Верхне-Алабугское, Ялымское, Глядянское, Ключевское. Фонд этого благочиния (№ 115) включает лишь следующие разновидности документов - это клировые ведомости церквей за 1892-1898 гг. журналы регистрации входящей корреспонденции за 1893­1899 гг., ведомости о приходе, расходе и остатках денежных сумм по церквям за 1889 -1895 гг. и переписка с Тобольским епархиальным начальством за 1893­1895 гг., 1897-1899 гг., которая затрагивает тот же круг вопросов, что и в фонде № 203.

Из благочиний Челябинского уезда Оренбургской епархии в ГАКО пред­ставлены документы только благочиния 34-го округа (фонд № 103). В него вхо­дили Чудиновская, Кочердыкская, Ключевская, Становская и др. церкви. Со­став документов тот же, что и в фондах других благочиний.

В целом, материалы фондов церковных благочиний в ГАКО столь же мно­гообразны, содержательны и информативны, как и документы фонда Тоболь­ской духовной консистории, хотя, к сожалению, они пока значительно менее востребованы исследователями.

1.3.         Фонды церквей.

Следующую крупную группу документальных источников по истории христианства в нашем крае составляют фонды отдельных церквей. Их пред­ставлено в ГАКО - 111, включая 3 фонда единоверческих церквей. Ряд этих фондов содержит однотипные документы. Так, фонды Благовещенской церкви с. Петровского (ф. № 202), Покровской церкви с. Шкодского (ф. № 208), Иль­инской с. Митинского (ф. № 209), Крестовоздвиженской с. Лебяжьевского (ф. № 211), Успенской с. Барабинского (ф. № 215), Преображенской с. Дубровного (ф. № 217), Ильинской с. Елошанского (ф. № 218), Троицкой с. Чашинского (ф. № 221), Дмитриевской с. Ялымского (ф. № 222), Николаевской и Богоявлен­ской церквей с. Петуховского (ф. № 258, 259), Вознесенской с. Каминского (ф. № 260), Троицкой с. Бутыринского (ф. № 261), Христорождественской с. Частоозерского (ф. № 265) Троицкой с. Лихановского (ф. № 266), Спасской единоверческой с. Сладко-Карасинского (ф. № 270) включают только метриче­ские книги о рождении, бракосочетании и смерти граждан. Они, несомненно, важны для генеалогических исследований, но не дают всесторонней характери­стики жизни приходов. Фонды Иоанно-Богословской церкви с. Камышенского (ф. № 200) и Екатерининской церкви с. Барашковского (ф. № 213) содержат только книги записи брачных обысков. Фонды Параскевинской церкви-школы с. Камышенского (ф. № 20), Михайло-Архангельской с. Менщиково (ф. № 157), Николаевских церквей сел Гладковского (ф. № 162) и Боровлянского (ф. № 214) - только книги записи брачных обысков и метрические книги. Как правило, это небольшие по объему фонды, насчитывающие от 1 до 10 дел. Они составляют около 10% от общего числа церковных фондов. Основная же часть фондов от­дельных церквей содержит все виды документации, которая велась в приходах: клировые ведомости, приходные и расходные книги, духовные росписи, книги записи брачных обысков, метрические книги, описи церковного имущества .Кроме того, с 1865 г. причтам соборных и приходских церквей было предписа­но вести церковные летописи с тем, чтобы "проследить историю приходов с на­чала их существования и их нравственно-религиозное состояние". К сожале­нию, далеко не все фонды церквей содержат приходские летописи, этот важный свод исторических сведений не только о церквях, но и о необычных природных явлениях, эпидемиях, стихийных бедствиях, важнейших политических событи­ях и их влиянии на жизнь прихожан. Церковные летописи имеются в фондах № 21, 30, 34, 36, 49, 53, 76, 106. Несомненно, это бесценный материал для истори­ка православия, ибо история церкви складывается из истории отдельных епар­хий и отдельных приходов.

Образование прихода начинается со строительства храмового здания. Об этом в фондах православных церквей имеются ценные сведения. Так, в фондах Александро-Невской церкви г. Кургана (ф. № 36), Трех-Святительской церки с.

Моршихинского (ф. № 54), Симеоновской церкви с. Коробейниковского (ф. № 76), Знаменской церкви с. Песьянского (ф. № 98), Петропавловской с. Речнов- ского (ф. № 100) имеются Храмозданные грамоты, планы местности, эскизы и чертежи строящихся церковных зданий, рисунки иконостасов. Фонды церквей: Богородице-Рождественской г. Кургана (ф. № 35), Саломатовской церкви (ф. № 41), Иоанно-Богословской с. Спорновского (ф.                                                              №    53), Богородице-Рождественской с. Рычковского (ф.№ 68), Николаевской с. Михайловского (ф. № 80), Флоро-Лавровской с. Скоблинского (ф. № 99), Казанской с. Лопа- тинского (ф. № 101), Петровской с. Новониколаевского (ф. № 104), Богоявлен­ской с. Марайского (ф. № 113), Георгиевской д. Ярков (ф. № 224) представляют самую разнообразную информацию о строительстве церквей и образовании приходов: приговоры сельских сходов, сметы, контракты, договоры, приходно­расходные книги на строительство церквей, справки строительных компаний, торговые листы, переписку с вышестоящим начальством. Эти документы по­зволяют выявить следующие вопросы: мотивы и условия строительства церк­вей, обязательства крестьян по содержанию храма и причта, процедуры, свя­занные со строительством, источники его финансирования, посвящение церк­вей и икон.

Изучение духовных (исповедных) росписей в фондах церквей позволяет углубить исследования о факторах, влияющих на религиозность населения и выявить закономерности изменения соотношения мужчин и женщин среди не- исповедовавшихся и непричастившихся, зависимость посещения храмов от возраста человека, его семейного положения, общественного окружения, поли­тических событий в стране и в регионе, а также последить процессы "кочева­ния" в религии, то есть, уклонения в раскол и возвращения в православие.

Анализ текстов указов и предписаний духовных консисторий и духовных правлений, переписки с благочинными дает возможность представить в целом всю церковную организацию Зауралья в 18 - нач. 20 веков.

Наконец, фонды церквей, хронологические рамки документов которых простираются с 1727г. и по 1926г., представляют интереснейший материал для освещения положения церкви в первые годы советской власти. Высшим орга­ном самоуправления прихода становится общее собрание прихожан, текущие вопросы решал избираемый им приходский совет, руководящим органом кото­рого являлся президиум. Контроль за приходными и расходными суммами осуществляла ревизионная комиссия. Протоколы заседаний и постановления этих новых органов приходского управления характеризуют те изменения, ко­торые произошли в деятельности церкви в этот период.

2.    Нецерковные фонды, содержащие сведения по истории право­славия в Зауралье.

Во второй половине 19 века во всех епархиях возникает ряд новых епархи­ально-административных учреждений - это Советы и Правления по делам епархиально-училищным , миссионерским, вспомогательных и эмеритальных касс и т.д. Материалы о деятельности некоторых из них представлены в личном фонде Константина Яковлевича Маляревского. Он родился в 1865 г. в семье священника. В 1884 г. закончил Омскую учительскую семинарию, служил учи­телем сельских приходских училищ в с. Шмаковском (1884 г.), в с. Елошанском (1884-1886 гг.), в Курганской церковно-приходской школе (1892-1894гг.), был священником с 1901г. в Ялуторовске, с 1903г. - в с. Турушево Ялуторовского уезда, с 1906 г. в с. Скопино Курганского уезда, с 1909 г. - в с. Рябковском Кур­ганского уезда.

Интересны в его фонде материалы о деятельности эмеритальной, то есть страховой кассы духовенства Тобольской епархии: это устав кассы, разъяс­няющий ее цели и задачи, механизм формирования капиталов, управления и за- ведывания делами, распределения и выплаты пенсий, а также сведения об уча­стниках и капитале кассы на 1 января 1901 г., переписка с благочинными и председателем епархиального комитета по делам кассы (дело № 15).

Ведомость о церкви в с. Елошанском, содержащая сведения об истории церкви, о причте и прихожанах (дело № 16) является дополнением к докумен­там фонда Елошанской церкви (ф. № 218), который, как указывалось выше, включает только метрические книги.

К.Я. Маляревский являлся секретарем Курганского уездного отделения Тобольского епархиального училищного совета. В связи с этим, в его фонде представлены повестки-приглашения на заседания Совета с перечнем вопросов, которые ставились на обсуждение, списки сельских училищ Тобольской губер­нии с указанием состоящих при них учителей, их образования и срока службы, числа учащихся и окончивших курс; переписка со священниками по вопросам деятельности приходских училищ.

Курганским отделением епархиального училищного совета были органи­зованы воскресные духовно-нравственные чтения для населения. Расписание таких чтений при градо-Курганской церковно- приходской школе на 1893-1894 учебный год также присутствует в документах фонда (д. № 22).

Материалы личного фонда К. Я. Маляревского являются прекрасным до­полнением к документам отдельного фонда Курганского уездного отделения Тобльского епархиального училищного совета (ф. № 201) Деятельность его со­стояла в следующем: он рассматривал и обсуждал на своих заседаниях посту­пившие от училищного совета, наблюдателей, заведующих школами бумаги, заботился о снабжении школ книгами и учебными пособиями, ведал представ­лениями о назначении, утверждении, перемещении и увольнении учителей цер­ковно-приходских школ, ходатайствовал перед советом об отпуске денежных пособий на постройку и ремонт школьных зданий и для поощрения лучших учителей, рассылал через благочинных жалованье преподавателям, составлял денежные отчеты, назначал экзаменационные комиссии в школах, по оконча­нии года проверял отчеты уездных наблюдателей и составлял общий годовой отчет для представления его в Тобольский епархиальный училищный совет.

Фонд содержит отчеты и ведомости о состоянии церковно-приходских школ в Курганском округе, ведомости на содержание уездных и городских училищ, послужные списки учителей и попечителей церковно-приходских школ, переписку с епархиальным советом и Тобольской духовной консистори­ей. Эти документы, а также материалы небольших по объему фондов церковно­приходской школы с Рябково Мало-Чаусовской волости Курганского уезда (ф. № 178), Курганского 10-го смешанного приходского начального училища (ф. № 205) и Курганского 3-го мужского городского приходского училища (ф. № 206) позволяют составить более точное представление о роли православной церкви в деле народного образования и просвещения.

3.     Фонды учреждений неправославных религиозных конфессий Зауралья.

До середины 19 века население нашего региона было, в основном, право­славного вероисповедания. Но с 1863 г. после подавления восстания в Польше, в Зауралье резко возросло число ссыльных поляков, появились немцы, евреи, люди других национальностей, которые создавали свои религиозные общины. Одной из первых возникла община римско-католического вероисповедания. В ГАКО имеется фонд Курганского римско-католического костела (ф. № 305). По данным книги Васильевой А. М. "Забытый Курган", он был построен в 1902 г. 26 февраля 1902 г. был составлен проект купчей о продаже римско- католической общине участка земли в 900 кв. саженей на углу Запольной ули­цы и Телеграфного переулка. Костел был построен в том же году на доброволь­ные пожертвования католиков, которых насчитывалось в Кургане на тот мо­мент 655 человек. Костел имел два престола: главный - во имя Божией Матери и боковой во имя Св. Антония15.

Фонд Курганского римско-католического костела содержит, в основном, метрические книги о рождении, бракосочетании и смерти граждан католиче­ского вероисповедания за 1915 г., за исключением дела № 5, которое включает прошения Курганского Лазарета о захоронении умерших военнопленных, гра­ждан Германии и Австро-Венгрии, с указанием их имен и фамилий, причин смерти и вероисповедания.

В Кургане существовала и евангельско-лютеранская община, которая име­ла свой храм - кирху на углу Гоголевской улицы и Компанейского переулка. Он был освящен 24 июня 1915 г.16 К сожалению, никаких документов о дея­тельности евангельско-лютеранской протестантской общины не сохранилось.

Итак, ГАКО представляет обширную источниковую базу по теме "Христи­анство на территории Курганской области в досоветский период", которая по­зволяет значительно расширить тематику исследований, углубить изыскания в области церковной структуры и управления, положения духовного сословия, взаимоотношений церкви и государства, церкви и населения, специфики взаи­модействия различных религиозных течений. Разнообразие и большая инфор­мативность документов ГАКО дают возможность развивать искусствоведче­ские, лингвистические, философские (мировоззренческие) аспекты церковной истории, переходя от изучения и накопления фактического материала к теоре­тическому его анализу и обобщению.

Примечания

1      Зайцева Л.Ю. Русская православная церковь.// История Курганской области.

Т. 4. Курган. 1998. С. 10

2       Зайцева Л.Ю. Православная церковь Южного Зауралья в досоветский пери­од. Курган. 1996. С.65

3       Беляев Ю.А. Управление православной церковью в 17 - 19 вв. // Земля Кур­ганская. Прошлое и настоящее. Вып.19. Курган. 1997. С. 53.

4       Материалы для истории христианского просвещения Сибири. 1854.С. 5-6.

5       Беляев. Указ. Соч. С 53.

6       Там же. С. 56.

7       ГАКО. Ф. 235. Оп.1.Д. 287. Л. 1.

8       Там же. Д. 278. Л 21.

9       Там же. Д. 280. Л. 5-6.

10      Там же. Д. 192. Л. 6

11      Там же. Д. 166.

12      Чернавский Н. Оренбургская епархия в прошлом и настоящем. Оренбург.

1900. С. 328.

13      ГАКО. Ф. 235. Оп. 1. Д. 3. Л.1.

14      Справочная книга Тобольской епархии. Тобольск. 1913. С. 25.

15      Васильева А.М. Забытый Курган. С. 320.

16      Там же. С.321.




Список литературы

1.     Беляев Ю. А. Управление православной церковью в 17 - 19 вв.// Земля Курганская. Прошлое и настоящее. Краеведческий сборник. Вып. 19. 1997.

2.     Васильева А. М. Забытый Курган. Курган. 1997.

3.     Зайцева Л. Ю. Православная церковь Южного Зауралья в досоветский период// Земля Курганская: прошлое и настоящее. Вып. 16. 1996.

4.     Зайцева Л. Ю. Некоторые итоги изучения истории православной церкви Южного Зауралья по фондам ГАКО// Архивы. История и современ­ность. Материалы научно практической конференции, посвященной 75- летию ГАКО. Курган. 1999.

5.     Зайцева Л.Ю. Церковь Зауралья во второй половине 19 - нач. 20в. //История Курганской области. Т. 2. 1996.

6.     Зайцева Л.Ю. Замкнутость духовного сословия в 19 в. // Краеведческий сборник. Вып. 20. 1997.

7.     Зайцева Л.Ю. Крестьянское восприятие христианства. Влияние индиви- дуализационного процесса на религиозность крестьян. // Культура За­уралья: исторический опыт и уроки развития. Курган. 1997.

8.     История Курганской области (Церковь Южного Зауралья в досоветский период). Т. 4. Курган. 1998.

9.     Материалы для истории христианского просвещения Сибири. 1854.

10.    Никольский Н.М. История русской церкви. 1930.

11.    Русское православие. Вехи истории. 1989.

12.    Тобольская епархия. Омск 1892.

Список фондов, информация о которых включена в обзор

 

№ п/п

Название фонда

Номер фонда

Крайние даты

Кол-во дел

1

Тобольская духовная   консистория

235

1783-1926

2394

2

Пермская духовная консисто­рия

243

1780-1884

271

3

Оренбургская духовная конси­стория

244

1849-1920

1107

4

Екатеринбургская     духовная

консистория

304

1885-1919

91

5

Благочинный    34-го    округа

Оренбургской епархии

103

1854-1920

175

6

Благочиние 2-го округа То­больской епархии

115

1889-1899

22

7

Благочиние 7-го округа То­больской епархии

155

1812-1923

152

8

Градо-Курганское благочиние 1-го округа Тобольской епар­хии

203

1869-1926

322

9

Николаевская церковь с. Усть- Суерского

13

1790-1922

149

10

Михайло-Архангельская цер­

ковь с. Ключевского

16

1853-1916

35

11

Вознесенская церковь с. Рома­новского (единоверческая)

17

1887-1915

10

12

Прокопьевская    церковь     с.

Чернавского

18

1833-1923

60

13

Кирико-Иулиттинская церковь с. Галишевского

19

1914-1922

5

14

Параскевинская          церковь-

школа с.Камышенского

20

1908-1922

8




 

 

15

Покровская церковь с. Яро­славского

21

1856-1922

40

16

Богородице-Казанская церковь с. Васильевского

24

1907-1916

2

17

Свято-Троицкая   церковь    с.

Половинского

25

1845-1921

76

18

Богородице-Казанская церковь с. Чимеев\

26

1805-1921

56

19

Сретенская церковь с. Тебе- някского

27

1802-1920

32

20

Петропавловская церковь с.

Речкинского

28

1862-1924

50

21

Михайло-Архангельская цер­

ковь с. Глядянского

29

1853-1899

19

22

Вознесенская церковь с. Бры- линского

30

1852-1916

3

23

Пророко-Ильинская церковь с.

Каратчинского

31

1802-1920

84

24

Алексеевская церковь с. Бело­зерского

32

1727-1918

111

25

Михайло-Архангельская цер­

ковь с. Шмаковского

33

1849-1922

34

26

Дмитриевская церковь с. Сы- чевского

34

1842-1918

103

27

Градо-Курганская Богородице-

Рождественская церковь

35

1831-1920

99

28

Александро-Невская церковь г. Кургана

36

1896-1921

28

29

Богородицкая церковь с. Ла- пушинского

37

1865-1922

85

30

Вознесенская церковь с. Зако- малдино

38

1868-1923

80

31

Свято-Параскевинская церковь с. Островки

39

1894-1923

23

32

Саломатовская церковь

41

1872-1922

34

33

Параскевиевская церковь с. Березовского

42

1898-1924

23

34

Николаевская церковь с. Про- рывинского

44

1851-1919

47

35

Сергиевская церковь с. Лиха­чевского

45

1907-1919

7

36

Николаевская церковь с. Се- мискульского

47

1904-1925

16

37

Николаевская церковь с. Оба- нинского

48

1862-1919

68

38

Христорождественская    цер­

ковь с. Обутковского

49

1863-1915

23

39

Петропавловская церковь с. Г агаринского

50

1894-1924

33

40

Знаменская церковь с. Салто- сарайского

51

1805-1907

9

41

Иоанно-Богословская церковь с. Спорновского

53

1849-1923

118

42

3-х Святительская церковь с. Моршихинского

54

1863-1924

58

43

Сретенская церковь с. Морши- хинского

55

1891-1923

14

44

Обалацкая церковь с. Курта- мыш

56

1904-1919, 1922

21

45

Петропавловская церковь с. Куртамыш

57

1780-1919

44

46

Троицкая церковь с. Морев- ского

58

1829-1921

67




 

 

47

Петропавловская церковь с.

Казаркинского

61

1849-1919

27

48

Казанско-Богородицкая   цер­

ковь с. Таволжанского

62

1905-1920

30

49

Иоанно-Богословская церковь с. Чебаковского

64

1893-1914

11

50

Богородице-Казанская церковь с. Сусловского

67

1875-1921

23

51

Богородице-Рождественская церковь с. Рычковского

68

1904-1926

14

52

Свято-Троицкая   церковь    с.

Каминского

69

1812-1915

81

53

Михайло-Архангельская цер­

ковь с. Заложинского

70

1868-1919

38

54

Богородице-Успенская     цер­

ковь с. Кузьминского

71

1862-1921

81

55

Градо-Курганская    Троицкая

церковь

72

1806-1924

183

56

Свято-Духовская церковь с. Рябковского

74

1908-1922

27

57

Богоявленская     церковь     с.

Утятского

75

1774-1920

159

58

Симеоновская церковь с. Ко- робейниковского

76

1884-1925

71

59

Знаменская церковь с. Мос­товского

77

1769-1919

57

60

Петропавловская церковь с.

Черемуховского

78

1733-1925

120

61

Николаевская церковь с. Ми­хайловского

80

1859-1923

33

62

Свято-Троицкая   церковь    с.

Кипельского

81

1819-1925

72

63

Троицкая церковь с. Мокро- усовского

83

1801-1921

136

64

Георгиевская церковь с. Щу- чинского (единоверческая)

87

1839-1919

24

65

Вознесенская церковь с. Паде- ринского

92

1802-1921

67

66

Введенская церковь с. Чернав- ского

94

1854-1916

25

67

Покровская церковь с. Чесно- ковского

95

1805-1924

60

68

Троицкая церковь с. Куреин- ского

97

1832-1919

64

69

Знаменская церковь с. Песьян- ского

98

1894-1924

27

70

Флоро-Лавровская церковь с. Скоблинского

99

1907-1924

14

71

Петропавловская церковь с.

Речновского

100

1894-1924

22

72

Казанская церковь с. Лопатин- ского

101

1851-1922

92

73

Петровская церковь с. Ново­николаевского

104

1910-1923

7

74

Николаевская церковь с. Та- ловского

105

1803-1923

137

75

Пророко-Ильинская церковь с. Скатинского

106

1859-1924

70

76

Кирилловская церковь с. Кис- лянского

107

1780-1926

75

77

Николаевская церковь с. Ост­ровского

110

1860-1924

60

78

Крестовоздвиженская церковь с. Звериноголовского

111

1768-1920

100




 

 

79

Власо-Модестовская церковь с. Чинеевского

112

1822-1921

105

80

Богоявленская церковь с. Ма- райского

113

1794-1924

91

81

Георгиевская церковь с. Моги­левского

116

1845-1918

8

82

Свято-Троицкая церковь с. Го­ловинского

117

1881-1923

35

83

Покровская церковь с. Байдар- ского

150

1888-1924

34

84

Иоанно-Богословская церковь слободы Верх-Суерской

151

1808-1862

5

85

Михайло-Архангельская цер­

ковь с. Менщиково

157

1918-1923

3

86

Вознесенская церковь с. Арла- гульского

159

1918

44

87

Николаевская церковь с. Глад- ковского

162

1860-1918

15

88

Церковно-приходская школа с. Рябково

178

1899-1916

1

89

Спасо-Преображенская   цер­

ковь с. Скопинского

196

1918

61

90

Васильевская церковь с. Ка- мышевского

199

1853-1920

8

91

Иоанно-Богословская церковь с. Камышенского

200

1916-1919

2

92

Благовещенская    церковь    с.

Петровского

202

1780-1863

5

93

Васильевская церковь слободы Иковской

207

1795-1922

47

94

Покровская церковь с. Шкод- ского

208

1805-1865

8

95

Ильинская церковь с. Митин­ского

209

1862-1883

3

96

Сорокамученическая церковь с. Мендерского

210

1790-1864

4

97

Крестовоздвиженская церковь с. Лебяжьевского

211

1843-1876

10

98

Успенская церковь с. Барабин- ского

212

1805-1865

4

99

Екатерининская церковь с. Ба- рашковского

213

1860-1918

9

100

Николаевская церковь с. Бо- ровлянского

214

1856-1920

6

101

Богородице-Казанская церковь с. Давыдовского

215

1853-1878

3

102

Вознесенская церковь с. Дуб­ровского

216

1859-1879

5

103

Преображенская церковь с. Дубровного

217

1850-1873

3

104

Ильинская церковь с. Елошан- ского

218

1849-1879

4

105

Николаевская церковь с. Ниж- не-Алабугского

219

1860-1913

3

106

Покровская церковь с. Шма- ковского

220

1805-1894

6

107

Троицкая церковь с. Чашин- ского

221

1844-1858

2

108

Дмитриевская     церковь      с.

Ялымского

222

1861-1879

2

109

Ризоположенская церковь с.

Плотниковского

223

1891-1909

4

110

Г еоргиевская церковь д. Ярков

224

1910-1922

19




 

 

111

Сретенская церковь с. Пер- шинского

232

1859-1916

66

112

Николаевская церковь с. Пету- ховского

258

1846-1865

3

113

Богоявленская церковь с. Пе- туховского

259

1856-1865

2

114

Вознесенская церковь с. Ка­менского

260

1852-1865

1

115

Троицкая церковь с. Бутырин- ского

261

1863-1865

3

116

Христорождественская    цер­

ковь с. Частоозерского

265

1863-1864

2

117

Троицкая церковь с. Лиханов- ского

266

1863-1865

3

118

Спасская единоверческая цер­ковь с. Сладко-Карасинского

270

1851-1854

4

119

Воскресенская церковь слобо­ды Воскресенской

272

1796-1862

2

120

Старообрядческие      общины

(объединенный фонд)

306

1914-1918

12

121

Курганский                  римско-

католический костел

305

1905-1919

5

122

Церковно-приходская школа с. Рябково Мало-Чаусовской во­лости Курганского уезда То­больской епархии

178

1899-1916

1

123

Курганское уездное отделение

Тобольского     епархиального

училищного совета

201

1885-1919

81

124

Курганское 10-е смешанное приходское начальное учили­ще Курганского уезда Тоболь­ской губернии

205

1913-1919

3

125

Курганское 3-е мужское     го­

родское приходское училище

206

1905-1917

6

126

Маляревский К.Я.

307

1843-1929

48



 

 


Назад к списку