Наша дочь родилась из сердца

«Впервые в детский дом мы с мужем приехали, как волонтеры, — вспоминает молодая мама Любовь. – Привезли памперсы, игрушки. Нас сразу окружили брошенные дети, которые с надеждой всматривались в глаза, не за ними ли? Мы тогда весь вечер проплакали и решили ездить по детским домам каждую субботу, предлагая свою помощь. После одной из таких поездок муж сказал: «Давай кого-нибудь заберем». На тот момент я чувствовала духовные перемены, которые происходят между мной и воспитанницей одного из детских домов Анной. Она подходила ко мне и говорила: «Ты мне так нравишься». Тянулась с многочисленными вопросами, всегда внимательно слушала, очень ждала, когда приедем и радостно выбегала навстречу. Сердце мне стало подсказывать, что именно эта девочка — наша дочь! Её мы и приняли решение забрать. Когда стали собирать документы, нас огорошили диагнозом: «А вы знаете, что у ребенка ВИЧ?» Мы, конечно же, не знали. Хотя понимали, что такие дети есть и я, будучи человеком верующим, вопрошала у Бога «почему такие замечательные ВИЧ-инфицированные ребятишки находятся в детских домах, ведь за ошибки родителей дети не должны отвечать?» Я в ответ получила слово «ответственность» и поняла, что эти дети могли вообще не родиться, так как они с ВИЧ статусом, их мама могла быть наркозависимой, могла умереть от передозировки или сделать аборт. Много всего могло произойти, но Господь сохранил жизнь этим детям. И нам, как членам общества, нужно брать ответственность на себя за таких детей. Чтобы их жизнь была кардинально изменена, они осознали, что такое семья и впоследствии их дети и внуки были счастливы, не повторяя судьбы биологических родителей.

Поэтому, когда я узнала про диагноз Ани, если и сомневалась, то секунд тридцать. Я поняла, что она ещё один ответ на мои вопросы и молитвы, мой крест и моя радость, данные Богом, которые мы вместе с мужем должны понести.

Сейчас Анне 9 лет, она живет с нами уже два года и это чудесный ребенок! Я часто думаю, что все в жизни промыслительно — Анечка потеряла одну маму, которая от нее отказалась, а обрела и маму, и папу и бабушек, и дедушек, и много других любящих родственников. Её утрата была многократно восполнена».

— Анна сразу стала называть Вас мамой?

Да, мама и папа она начала говорить практически сразу. Мы ей объяснили, что она у нас родилась из сердца, и мы её очень сильно любим. Но будучи однажды преданной близким человеком, Анечка поначалу нас и наши слова решила испытать. Не откажемся ли от нее? Стала капризничать, когда пошла в первый класс, мол «у меня ничего не получается, ничего не хочу делать, уведите меня обратно в детдом». Но мы понимали, что это просто проверка и отвечали: «Аня, мы тебя забрали ни на неделю, ни на месяц и даже ни на год, мы забрали тебя на всю жизнь и независимо оттого как ты себя ведешь, мы тебя очень сльно любим и ты наша дочь». Я ей даже это наглядно продемонстрировала, сказала: «Вот мама была раньше одна», — и показала ей палец на руке, — «и папа тоже был один, мы познакомились и стали семьей» – уже два пальца. «Потом узнали тебя, и вот нас стало трое», — показывая три пальца. «Так что мы тебя никуда не отдадим». Анна долго думала и, наконец, спросила: «А замуж?» Мы с мужем рассмеялись и пообещали: «Замуж отдадим». После данного разговора она ни разу не сказала «отдайте меня обратно», убедившись, что у нее теперь есть настоящая семья. А с учебой мы с ней вместе еще немного повоевали, и Аня закончила год и продолжает учиться на «4» и «5», кстати, очень гордится этим.

— Какая она по характеру, что любит?

— Петь, рисовать, танцевать. Ей нравится все организовывать, Анна лидер по натуре. Обожает с папой ходить в кино, на игровые площадки, кататься с горок, любит красиво одеваться, смотреть мультики. Ещё у нее хорошая память, легко заучивает стихи.

Мы по субботам продолжаем ходить в детский дом, иногда берем её с нами, вместе покупаем что-то для детишек. Регулярно посещаем церковь. Аня поет в детском хоре, занимается в воскресной школе.

— Она знает о своем диагнозе?

— Пока нет, но настанет день, когда мы ей скажем, подготовим.

— Жизнь ребенка с ВИЧ чем-то отличается от жизни сверстников? Есть ли какие-то ограничения?

— Вы никогда не узнаете, что у этого ребенка ВИЧ. Такие дети визуально ничем не отличаются, такие же активные, веселые, жизнерадостные. Мы Анечку регулярно закаляем, занимаемся её здоровьем и, знаете, когда эпидемии гриппа и ОРВИ, школы закрывают на карантин, дочь у нас не болеет. Из ограничений, чтобы не провоцировать заболевания много мороженного не едим, пьем витамины.

— Но люди по-прежнему, как чумы боятся вируса. Думают что ребенок, являющийся его носителем, может кого-то заразить?

— У родителей, которые не хотят, чтобы такие дети ходили в садик или учились вместе с их чадами, очень мало информации! ВИЧ не передается в быту, ребенок «плюсик» никого не заразит. В самом худшем случае он может упасть и расквасить нос, тогда кровь льется струей. Но даже если кровь попадет на одежду или кожу другого человека, все это не страшно. Инфицирование не произойдет. Опасность заражения существует, только если кровь инфицированного попадает в открытую рану другого человека. Но вы же не ходите с открытыми ранами по улице? Ну и никто не ходит.

— Что бы Вы могли пожелать родителям, которые задумываются о том, чтобы взять ребенка с ВИЧ, но ещё испытывают определенные опасения?

— Не стоит бояться. Это точно такой же ребенок, как и другие. Ведь если у человека диагноз язва желудка, он ведь не изгой общества. Так же и дети с ВИЧ, просто люди ещё не привыкли относиться к данному диагнозу спокойно. Главное — болезнь не должна быть барьером между ребенком и родителями. Подумайте, в ваших силах сотворить маленькое чудо, ведь что ждет «плюсика» после детского дома, когда он выйдет социально не адаптированный? Ничего хорошего. А приемные родители могут кардинально изменить его жизнь – дать детство, заботу, любовь. Знаете, была такая детская песенка: «Я это сделать должен, в этом судьба моя. Если не я, то кто же? Кто же, если не я…?»

Проект «Чужих детей не бывает» уделяет особое внимание устройству в семьи ВИЧ-инфицированных детей-сирот. Уже обрели своих любящих приемных родителей семеро таких ребятишек.