Русская Православная Церковь Курганская епархия
По благословению
митрополита Курганского
и Белозерского Даниила

Анатолий Додонов: «Православное воспитание не должно быть по принуждению»

21 Июля, 2021
Анатолий Додонов: «Православное воспитание не должно быть по принуждению»
Сегодня рубрика «Епархия в лицах» знакомит читателей с директором единственной в Курганской митрополии общеобразовательной православной школы во имя Александра Невского Анатолием Петровичем Додоновым.

Три малых родины

- Анатолий Петрович, как-то в разговоре вы мне сказали, что у вас три малых родины. Объясните, почему?

- Первая родина – это там, где я родился 17 сентября 1957 года. Это известное село Долговка Куртамышского района, где начинал свою деятельность и делал первые изобретения Гавриил Абрамович Илизаров. Там прошли детство и юность, и до зрелых лет, пока была жива мама, я часто навещал родное село. Сейчас, конечно, реже, но память храню, там похоронены прадеды, деды, другие родственники.

Второй родиной считаю место, где я начал работать директором школы – село Старый Просвет. После института я по распределению сначала попал в село Лесниково Кетовского района. Оказался я здесь не случайно, потому что в этой школе прошёл две педагогические практики, и директор Александр Петрович Кисленко запросил меня к себе.

Здесь прошли первые два года моего становления, а затем меня направили в Просветскую восьмилетнюю школу того же Кетовского района. Там я проработал 4 года, они мне запомнились, как целая эпоха. В школе до сих пор говорят – «эпоха Додонова», с теплом вспоминают плодотворные годы деятельности (смеётся). Там у меня, пожалуй, больше знакомых, чем в родном селе. В Просвете я нашёл свою вторую половину – Татьяну, верную спутницу жизни. Она по профессии медицинский работник.

Ну, а третья родина – это село Кетово, где я оказался, проработав три года директором Каширинской школы. Меня в теперь уже далёком 1989 году направили в Кетово, и с 1990 года я проживаю в этом селе, ставшем для меня родным. Здесь уже похоронены мои мама и сын, отсюда я никуда не собираюсь выезжать. Кетовский храм мне родной, мы супругой ещё в старом храме целителя Пантелеимона венчались; там я крестил своего внука, так что это дорогие мне места. А батюшка Анатолий Лаврентьев, с которым мы давно знакомы - мой духовный наставник: он в нескольких словах, но с чувством и глубинно подсказывает, как жить, как выйти из трудной ситуации.

Я жил и в других местах (в Каширино, в Кургане), но эти три места мне ближе и теплее.

Династический вопрос

- Чем или кем был обусловлен выбор жизненного пути? Почему вы стали педагогом?

- Это вопрос династический (смеётся). Мои прадед и дед были очень грамотными людьми. Прадед, Степан Иванович Додонов, служил при храме – в Долговке была очень красивая церковь Архангела Михаила, в советское время её разрушили.

Дед, Иван Степанович, в годы ликвидация безграмотности в стране заведовал избой-читальней, обучал других людей грамоте. Можно сказать, что он был учителем, хотя по жизни являлся простым крестьянином. Когда он ушёл на заслуженный отдых, то занимался моим воспитанием и многое в меня заложил. Мама работала, сестра и брат учились, а мы с дедом оставались одни. Он мне прочёл вслух первые книжки, научил меня читать. Я вспоминаю о нём с огромной теплотой, особенно о его преданности земле, крестьянскому труду. До сих пор у меня в памяти стоит картина, как он пахал свой огород: деду уже шёл 80-й год, а он запрягал лошадку в плуг и с вдохновенным лицом пахал. В полотняной рубахе, бородёнка развевается на ветру, с упоением работает на земле.

Точно также – своим примером - нас воспитывала мама Александра Ивановна. Мама растила нас, троих детей, без мужа, всем дала высшее образование. Жили скудно, на всём экономили, но не бедствовали. Была своя корова, огород.

Дед её, одну из своих многочисленных детей, выучил на учительницу, она окончила Куртамышское педучилище. Это были лихие военные годы, к тому же, в 1940 году у неё мать умерла, а мачеха была недобрая. И поэтому, окончив в 1942 году, мама по распределению пошла работать в школу. Трудилась в нескольких, но самый большой стаж у неё заведующей Телегинской начальной школы. Это соседняя с Долговкой деревня в трёх километрах; ежедневно в любую погоду мама ходила на занятия, при этом успевала и печь истопить, и нас накормить-обиходить.

Сестра старшая тоже выбрала педагогику, нынче ей 75 лет исполняется, и всю сознательную жизнь она проработала учителем русского языка и литературы в Альменевском районе.

Получается, что я рос в атмосфере школьной жизни, слышал рассказы о совещаниях в районо, знал, что там есть заведующий по фамилии Божко, и работавшие там люди представлялись какими-то небожителями. А потом я сам стал заведующим районо (смеётся).

Брат тоже выбрал гуманную профессию, но пошёл по медицинской стезе, он окончил военный факультет и завершил карьеру в звании подполковника, кандидата медицинских наук. Вот какие «социальные лифты» были раньше – из простой деревенской семьи человек мог дойти и до научных, и до управленческих вершин. Но вдохновителем нашим была, конечно, мама. Она была глубоко верующим человеком, хотя не афишировала свою веру, но и не скрывала её.

Мама воспитывала нас не подзатыльниками и тычками, не назиданием, а либо своим примером, либо пересказом нравоучительных примеров из сельской жизни. Как-то я приехал к ней, уже в зрелом возрасте, и она рассказывает: умер один мужчина, с супругой он был в разводе, и она не отпустила детей на похороны. И мама говорит – неужели бы я вас не отпустила похоронить отца? Отец с нами не жил, но когда он скончался, мне позвонила Москвичёва Елена Аркадьевна, которая приходится супругой моему сродному брату по отцу, и сообщила о похоронах. И я, помня мамины слова, съездил на похороны. И теперь, когда проезжаю в той стороне, захожу к отцу на могилку, он ведь всё-таки мне дал жизнь, здоровье, хорошую наследственность.

У меня при выборе профессии вначале было сомнение, что выбрать – медицину или педагогику. Но педагогическая стезя перевесила. Ещё я колебался – быть физиком или лириком, но в конечном итоге выбрал факультет, где преподавали историю и английский язык. Пять лет – с 1975 по 1980 год – грыз гранит науки (смеётся).

Печали и радости

- Сколько лет вы отдали педагогике?

- Более 40 лет. Судьбе было вольно, чтобы, когда моя управленческая стезя закончилась, я снова сначала стал учителем, а затем – директором школы.

- Что было самым трудным в эти годы?

– Самыми трудными были 90-е годы. Я семь лет, до 1996 года, был начальником Кетовского районного управления народного образования. На долю управленцев и директоров школ той поры выпала нелёгкая задача – успокоить коллективы, настроить их на трудовую деятельность, потому что месяцами не платили заработную плату, изменился подход к образованию и воспитанию детей. Сложно было в этот период, но, тем не менее, система образования Кетовского района была сохранена в полном объёме, особенно сеть детских садов. Крупных сбоев в учебном процессе не случалось, но было очень сложно.

Но эти трудные времена были и по-своему хорошими. Вспоминаются первые годы работы в Лесниковской школе, директорства в Просветской школе. Несмотря на сложности и социальные конфликты, остались добрые отношения с людьми. Рано или поздно приходит осознание, кто прав, и кто виноват, что все мы – в одной лодке сидели, слава Богу, что она не утонула. Поэтому я очень благодарен ветеранам педагогики и людям из сёл, где я работал, за доброжелательность и общительность.

Я старался не замыкаться в своей скорлупке, общаться с людьми - директору школы крайне необходимо быть на виду, знать всё социальное окружение и делать людей своими союзниками. Мне это удавалось, и помогало позже, когда я стал управленцем более высокого уровня.

- А что было самым радостным?

- Для меня самыми радостными днями были дни, когда радовалась мама. А она радовалась за меня как за успешного студента, потом – как педагога и руководителя. Но главная радость её была, когда она меня поздравила с крещением – мы в 1995 году вместе с младшим сыном, которому на тот момент было два года, совершили Таинство Крещения в Александро-Невском соборе, причём, по её многочисленным настойчивым намёкам. После этого и началась моя церковная жизнь. Это, конечно, были первые шаги и смутное представление, и робость, стеснение. Ещё было далеко до понимания глубинного смысла Таинств Исповеди и Причащения. Да и сейчас мы продолжаем идти по дороге к Богу, познавая Его.

Ещё раз мама сильно порадовалась в 1999 году, когда мы с супругой обвенчались. Маме было 77 лет, но она приехала на венчание. В позапрошлом году у нас в семье было две юбилейных даты – 25 лет крещения и 20 лет венчания.

Аналитик ГлавУО

- Расскажите о своей работе в Главном управлении образования.

- В отличие от должности директора школы, там я освободился от хозяйственных и финансовых забот. Меня Борис Алексеевич Куган пригласил на аналитическую деятельность, и долгое время я был аналитиком ГлавУО. Анализировать – это надо знать, с чем сравнивать, видеть проблемы и пути их решения.

Куган очень меня поддерживал, не было случая, чтобы он отказывал в поездке в Москву, на авторские курсы известных управленцев. А в свободные минутки я шёл в диссертационный зал Ленинской библиотеки, заказывал диссертации по интересующим меня темам, выбирал самое новое, ещё неопубликованное. Вернувшись в Курган, читал лекции на курсах, внедрял в практику. Наш отдел назывался информационно-аналитическим, но он, по сути, был инновационным - всё передовое, новое шло через нас: компьютеризация, информатизация (подготовка кадров, поставка техники) и пр.

Мы занимались ещё и нормативно-правовой деятельностью, и первые законы правового регулирования в сфере образования, которые появились в Зауралье, мы разрабатывали совместно с депутатом Татьяной Васильевной Семёновой.

В закон были заложены и впоследствии одобрены доплаты из областного бюджета педагогам за высшую и первую категории, подъёмные молодым специалистам и ещё ряд положений. То есть, наш областной закон не просто повторял федеральный, но имел своё наполнение. Мы работали над ним целый год. Разрабатывали закон о национальном региональном компоненте общего образования, многие постановления и распоряжения.

Но самое интересное – на наш отдел возложили управление воспитательной работой, и мы в условиях 90-х – начала 2000-х годов сохранили систему воспитания. Проводился областной смотр-конкурс органов местного самоуправления по созданию условий для воспитательной работы. Тем самым, мы сохранили в школах ставки заместителей по воспитательной работе, инфраструктуру воспитательную

Затем было движение культурно-образовательных центров (КОЦ). Идея была Бориса Алексеевича, а всей нормативной, методической и технологической базой, запуском процесса занимался наш отдел. КОЦы оказались жизнеспособными и действуют в сёлах до сих пор. При них уже 20 лет работают социальные педагоги и выполняют благороднейшую миссию – за копейки ведут социально-просветительскую работу, по-своему спасают деревню. Они успешно и плодотворно сотрудничают с православными приходами, вместе реализуют проект «Шаг навстречу».

Мы с подачи Бориса Алексеевича запустили проект «Тренер-общественник Зауралья», готовили методички и прочую нормативную базу. Воспитательной работой мне и по сей день заниматься приятно, хоть сейчас она приземленная, но, тем не менее, управленческий аспект в воспитательной работе всегда есть, и это не только мероприятийная деятельность.

Необходимость перемен

- Вы занимали много должностей разного ранга, в том числе – довольно важных, к примеру, начальник ГлавУО. На какой из них вы чувствовали себя наиболее комфортно?

- Ощущение комфорта было на всех должностях в разные периоды. Легко пошло у меня директорство в Просветской 8-летней школе: стабильный коллектив, ответственные педагоги, которых я всегда вспоминаю добрым словом. Они очень меня поддержали, хотя поначалу и было определённое непонимание. Но появились свои традиции, и поэтому там мне работалось легко.

Комфорт на любой должности появляется, когда ты чувствуешь, что есть основа, есть новые рубежи, которые можно преодолеть в этих условиях. Но когда рубежи взяты, чувствуешь дискомфорт от того, что уже перерос эту деятельность. Делать что-то тривиальное, постоянное мне скучно, неинтересно.

По Божьему провидению, стоило мне только подумать о необходимости перемен, как перемены наступали. Вызывает меня зав. районо Виктор Иванович Дружинин и говорит – поедешь в Каширино директором школы. Приехал, а школа там строится, её нужно сдавать. Я очень благодарен коллективу, он был стабильный благодаря предыдущему руководителю, с хорошей исполнительской дисциплиной, пониманием и ответственностью. По молодости я порой принимал крутые решения, но их воспринимали и исполняли.

Точно также на посту заврайоно, и в ГлавУО – это периоды перспективного развития. Но и здесь – как только чувствуешь, что работа перешла в автоматический режим, так начинает тянуть к чему-то другому: на другую ступень или в другую сферу деятельности. Так что я среди должностей не могу выделить комфортную, во всех были хорошие периоды.

В нынешнем положении также – у меня есть задел, но есть и задачи, которые надо решить. Понятно, что сейчас у нас много трудностей, и впереди перспективы строительства новой школы, куда надо войти с обновлённой идеологией, с педагогическим знанием. В новой школе должны быть не просто новые стены и современное оборудование, но нужно, чтобы мы – и дети, и родители, и педагоги – вошли туда с новым настроем.

Я на пенсии с 55 лет, потому что в нашей семье воспитывается ребёнок-инвалид. Уйдя на отдых, я, честно говоря, целый год проспал (смеётся) Восстанавливался после изнурительной работы в ГлавУО, на которой нужно иметь лошадиное здоровье. А здоровье начало подводить, супруга это видела, и как только появилась такая возможность, однозначно сказала – увольняйся.

Отдохнув год, я обнаружил, что у меня не выработан сельский учительский стаж, который давал право на коммунальные льготы. Меня взяли в Кетовский Дом детского творчества педагогом дополнительного образования, где я организовал кружок по православной культуре. Это было в 2013 году. Доработал три месяца необходимого стажа, но продолжал вести кружок. Разработал трёхлетнюю программу, в итоге отработал там пять лет. Мы объехали в паломнических поездках практически всю Курганскую область: в Далматово были с ночевкой, в Боровском и Чимеевском монастырях, в храмах Каргаполья, села Чернавское, Куртамыша и в других местах. Мои ребята-кружковцы в прошлом году окончили школу, продолжают со мной общаться, здороваются, рассказывают, где устроились.

Искупление вины

- Почему вы, уже в пенсионном возрасте, согласились пойти преподавать в православную школу, а затем – стать её директором?

- В 2014 году мне позвонили: в православную школу нужен учитель истории и английского языка. Нагрузка небольшая, 2-3 дня в неделю. Я согласился, и не из-за денег, они меня абсолютно не волновали – зарплата там копеечная была, а у меня хорошая пенсия. Я просто-напросто чувствовал очень серьёзную вину перед православной школой.

В 2006 году я присутствовал при её открытии, с отцом Михаилом Ширяевым мы давно сотрудничали, начинали первые Рождественские чтения, он меня пригласил, я приехал, сказал благодарственные слова; был на первом выпуске, видел, в каких условиях находилась школа, у которой не было своего помещения, и она ютилась в зданиях светских школ – в Энергетиках в школе № 41, потом в № 32, потом в № 10.

Я как информатик-аналитик ГлавУО отвечал за работу с религиозными организациями, в управлении был межведомственный координационный совет, куда входили представители всех конфессий. Мы периодически собирались, способствовали продвижению многих добрых проектов. Ещё до введения в школе курса «Основы религиозной культуры и светской этики» у нас велось много православных предметов, Зауралье в числе 19 регионов участвовало в апробации «ОРКСЭ» и очень удачно, что оценило министерство и пригласило с отчётом на заседание федерального координационного совета, которое возглавлял министр Фурсенко, и я перед этим высоким собранием отчитывался не только за Курганскую область, но и за Свердловскую область и за Приволжский федеральный округ. Это свидетельствовало о том, что у нас такая апробация прошла хорошо. Очень активно взаимодействовали с православными священниками.

Моя вина в том, что я не помог православной школе обрести своё здание. Возможности были, но суета заедала. До сих пор помню, как представители школы понуро и стеснительно, записавшись ко мне на приём, приходили в мой «высокий кабинет», я что-то обещал, но потом, закрутившись, забывал об этом. Вот эта-то вина меня и мучила. Поэтому я сначала пошёл в православную школу преподавателем и вместе с директором Татьяной Александровной Назаровой искал возможности получить здание. И Господь сподобил – начальник городского управления образования Иван Савельевич Сбродов подсказал нам, что в Восточном посёлке пустует здание бывшей вечерней школы. Его передавали департаменту здравоохранения, чтобы открыть поликлинику, но они отказались. Мы съездили, посмотрели – это был ужас. Но Татьяна Александровна пробивной директор была, многое вытащила исключительно на своих плечах.

Для начала, чтобы загладить вину, пошёл трудиться учителем. С появлением своего здания появились новые классы, нагрузка увеличилась, но всё равно – у меня было 3 дня в неделю рабочих и 4 выходных. Это меня вполне устраивало. Но с приездом митрополита Даниила настала новая веха в истории школы, поставлены новые задачи, поэтому владыка и благословил меня возглавить школу в этот переходный период.

Педагогика соработничества

- На одной из встреч с владыкой Даниилом мы говорили о православном воспитании в нашей православной школе, что оно не должно быть из-под палки, а исходить из желания ребёнка. Но для этого надо очень постараться - легче приказ издать, инструкцию, как молиться, график исповеди составить. Ребята подчинятся, пойдут и на молитву, и на исповедь, но это даст обратный эффект. Осознав это, мы в коллективе решили продолжить работу над воспитанием добродетелей (у нас такая программа есть). Каждый месяц изучается новая добродетель, делаются добрые дела.

Но, как говорится, чего-то в супе не хватает – как раз соработничества. В богословском понимании имеется в виду соработничество с Богом, но нужно объединять усилия и с другими людьми. В основу педагогики соработничества мы берём православие, и одним из принципов его является обязательное участие всех участников образовательного процесса: учителей, учеников, родителей. Мы делаем к этому шажочки – все вместе готовили школу к Пасхе, провели спортивный праздник, на который много пришло родителей, но пока они были зрителями, а хотелось, чтобы тоже участвовали – были организаторами, судьями или членами команды, а не пассивными наблюдателями.

У нас была экскурсия на Аллею славы, тоже были дети и родители. Вместе поклонились погибшим, умершим в курганских госпиталях, цветочки возложили, нам понравилось. Мы продолжим эту работу – знакомить детей с героями войны. У нас в этом году велась акция «Колокол Победы» - мы на протяжении всего учебного года изучали важнейшие события Великой Отечественной войны. Допустим, в сентябре – битва за Москву, в октябре – Сталинградская битва и т.д. Прошлись по крупным событиям, но это только самое начало, дети всё равно ещё плохо знают историю войны и особого пиетета к ней мы, честно говоря, не вызвали. Акция «Наш бессмертный полк», когда дети вместе с родителями готовят презентационный материал о своих предках – участниках Великой Отечественной войны, пока идёт с трудом, к сожалению.

Благодаря таким крупинкам мы вышли на направление «Коллективное творческое дело» (КТД), оно в педагогике не ново. Естественно, наши коллективные творческие дела будут отличаться от светских по содержанию, будут иметь православный смысл.

КТД «Праздник праздников, торжество торжеств» было посвящено Святому Светлому Христову Воскресению, центральным событием стал спектакль, с которым мы выступили в областной юношеской библиотеке им. Потанина, когда зрителями пришли педагоги, родители, пригласили класс из соседней школы. Впечатлений у всех была масса! Нельзя замыкаться в своём достаточно тесном мирке.

Пока мы всё для детей организуем сами, а хотелось, чтобы они и предлагали, и сами многое делали. Это для нас суперзадача на следующий учебный год, особенно для старшеклассников. Это младшие классы смотрят учителю в рот и делают всё, что он скажет, а у старшеклассников пробуждается самосознание и самоутверждение, у них меняется отношение к молебнам, к урокам православия. Поэтому нам хочется их активность и стремление самоутвердиться ввести в позитивное русло.

- Сколько учеников в православной школе?

- На сегодня у нас в школе обучается 58 детей, из них три выпускника. Мы уже прикинули, что на 1 сентября у нас придёт 8 первоклассников, то есть, уже прирост пять человек. Плюс есть ещё дети из воцерковлённых семей, которые хотят к нам перейти. Предварительный прогноз – 67 человек, а мы можем набрать максимум 70 человек, уже и нынче тесновато было – и в раздевалку не входили, и на обед ходили двумя потоками. Главная задача – пополнить среднее звено, потому что в 5 классе восемь учеников, в 6-м – четыре, в 7-м – два, в 8-м – два, в 9-м – три, итого 19 человек. Мы объединяем классы для проведения воспитательных мероприятий.

- Не жалеете, что согласились возглавить православную школу?

- Всякое бывает! Когда тяжело, какие-то проблемы, думаешь – эх, лежал бы сейчас на печи и ел калачи! А когда разберёшься с трудностями, да ещё мысли вдохновенные появятся, когда день удачный сложится, то уже по-другому думаешь – ну и залежался бы теперь, бородой оброс, здоровья бы не прибавилось (смеётся). Ну как Бог даст, сколько сил хватит - потружусь. Несмотря на то, что у меня есть опыт и практика, в современных условиях надо уже по-другому смотреть и действовать.

«Вся жизнь впереди!»

- Каким правилом, девизом вы всегда руководствуетесь в жизни и работе?

- Лозунгом «Вся жизнь впереди!». А если говорить с точки зрения профессии, то у меня три управленческих постулата. Они не сразу сформировались, но я их применял на всех уровнях образования. Первый – умение ставить и решать амбициозные задачи. Второй – заявлять о себе. Третье – дойти до каждого. Эти постулаты родились из практики, из опыта. Когда готовили Уваровские педагогические чтения, снова перечитал его книгу «Как это было», выбрал оттуда основные моменты в плане управления, и убедился, что они совпадают с моими.

А лично для себя я выбрал правило – оставаться человеком. Когда я в 2012 году уходил на заслуженный отдых, такой термин вывел – управление с человеческим лицом. Есть управление по результатам, опережающее управление, ситуативное управление, а я всегда придерживался управления с человеческим лицом – чтобы никого не подставить, пакости за спиной не совершать, брать на себя ответственность, порой, излишнюю. Конечно, были моменты, за которые стыдно сейчас, не всё получалось, но я старался следовать этому правилу.

- Сейчас у вас какая цель в жизни?

- Достойно прожить годы, которые Господь даст, постараться помочь встать на ноги внукам. Они для меня – будущая опора в жизни, и я для них должен остаться поддержкой.

А в профессиональном плане главная задача – подготовить преемника. Я не вечен, нужен человек, который бы перенял от меня всё лучшее, научился всему необходимому для директора – как педсовет провести, приказ написать и т.д., чтобы я мог мягко и плавно передать ему бразды правления.

Беседовала Татьяна Маковеева.
Назад к списку