Русская Православная Церковь Курганская епархия
По благословению
митрополита Курганского
и Белозерского Даниила

Иерей Константин Балин: «В жизни нет ничего лучше, чем служить Богу!»

20 Апреля, 2021
Иерей Константин Балин: «В жизни нет ничего лучше, чем служить Богу!»

Первые шаги к Церкви

- Родился я в городе Катайске 9 декабря 1987 года. В семье - старший из четырёх детей. Мой отец (сейчас – протоиерей Павел Балин) тогда ещё не был священником, работал агрономом по озеленению города Катайска. Мама была ревизором. В тяжелые 90-е годы папа стал работать при Боровском женском монастыре водителем. Он уверовал в Бога, устремился к Церкви.

Павел Балин.jpg

В школу пошёл с шести лет, четыре класса окончил в школе-садике Первомайский, с 5 по 8-й класс учился в школе № 1 Катайска.

У нас в семье был такой закон – каждое воскресенье мы ходили пешком или ездили на велосипедах в Боровской монастырь на службу (это километров пять). Мы с радостью туда ходили, потому что четверо детей духовника монастыря отца Александра Никулина были примерно нашего с сестрой возраста (Анастасия младше меня на 2,5 года).

Поскольку отец был при монастыре, то нас с сестрой часто дразнили попятами, тыкали пальцем, обижали. Хорошо, что семья Никулиных нас поддерживала. Было очень тяжело морально, я мечтал сбежать из Катайска, и до сих пор помню этот детский негатив, когда приезжаю сюда к родственникам.

Всю неделю родители трудились, мы учились, а в воскресенье был наш законный день. Мы с радостью шли на службу, а после службы вместе с папой ходили на рыбалку, в походы в лес, на обрывы к речке. Папа уделял время не только нам с сестрой, но и нашим друзьям-одноклассникам, которых было много. Это самое яркое детское воспоминание.

Всё детство увлекался подвижными играми, ездой на мопеде, который мне в 12 лет подарил дед Толя. Но при этом много трудился. Мы держали одну-две коровы, и моей обязанностью было ежедневно их встречать с пастбища (мы жили в частном секторе в центре города). Мы жили небогато, я помню, что папа с мамой катали валенки, а я их приводил в товарный вид. Ещё я валенки подшивал на заказ, за работу мне платили 150-200 рублей, я их отдавал родителям, потому что жилось нам очень тяжело. Мы держали поросят, ханориков. Из их шкурок мама шила шапки, в общем, выживали, как могли. У нас были большие огороды, выращивали картошку, увозили её в Челябинск, меняли на арбузы, а их продавали в Катайске. То есть, всё детство прошло в работе. От этого я был физически крепким и мог за себя постоять.

Мама у меня немка по национальности, папа – русский. В девяностых вся мамина родня переехала жить в Германию. Мы тоже подумывали об отъезде в Германию, у нас даже визы были оформлены, но папа уже начал трудиться в монастыре и ехать отказался, сказав: «Я русский, Веру и Родину не предам!»

Жизнь в Притоболье

В 2002 году папе предложили переехать ближе к Кургану, чтобы здесь его рукоположить. При монастыре папа было водителем, послушником, помощником у отца Александра, перенимал у него духовный опыт. Мы переехали в село Утятское Притобольного района. Здесь папу рукоположили в диаконы.

Год он отслужил в Никольском храме села Утятское, и потому он для нас стал родным. Всё своё свободное время мы занимались восстановлением храма. Я помню, как учился сварке, варил решётки для алтарной части. Так «зайчиков» наловил в глаза, что потом всю ночь не спал от боли – я же не знал, что на сварку нельзя смотреть без защитного стекла.

Восемь классов я окончил в Катайске, а в 9-й поступил в Нагорскую школу. До неё от дома было 3,5 км, мы с сестрой ходили пешком, автобусы не ходили. Брат Ефим родился перед нашим переездом в Утятское. У нас с ним разница в 10 лет. Спустя ещё 10 лет, уже в Чернавском, родилась младшая сестра Оля.

В Утятке отец Павел отслужил год, затем его рукоположили в священники и назначили на приход в село Раскатиха этого же Притобольного района. Вместо храма была маленькая избушка, бывший музей. Именно в Раскатихе я окончил 10 и 11-й классы, там же встретил свою любовь, мы с Анной сидели за одной партой.

Семинария и футбол

- После школы я хотел поступить в железнодорожный институт - в детстве мы часто ездили на поездах, и железная дорога меня очень притягивала. Но папа мне сказал: «Сын, лучше, чем служить Богу, в этой жизни нет ничего. Не многих Господь выбирает в этой жизни для служения, а поскольку наша семья – священническая, неси этот крест». Этим он мне открыл глаза. После выпускного вечера мы втроём – папа, отец Алексий Бочкарёв и я - поехали в Екатеринбургскую семинарию. Они поступили на заочное отделение, я – на очное.

Af8wf2rH_hw.jpg

В первый же год учёбы наша группа семинаристов поехала в Верхотурье – побывать на службе, поклониться мощам святого Симеона Верхотурского, провести дружеский матч по футболу со студентами местного духовного училища.

На этой игре я сломал ногу и порвал связки. Мне наложили гипс, оставили в Верхотурье в больнице, кормили сгущенкой, что мне, неизбалованном сладостями, очень нравилось. В это время отец Павел уже окормлял центр Илизарова, он меня туда привёз к специалистам-ортопедам. Мне сделали операцию, после которой я не мог ходить три месяца.

Пришлось взять академический отпуск, а на следующий год заново поступать на первый курс. Проучился 2,5 года. Снова играли в футбол, и я опять сломал эту же ногу. Снова лечение и реабилитация в центре Илизарова. После этого папа уговорил меня перевестись на заочное обучение, и третий курс я уже заканчивал заочно. Горел желанием служить, у меня уже и любовь была, дело к свадьбе шло. Трудился в церкви, пономарил у отца, помогал в строительстве храма.

В 2010 году мы с моей будущей матушкой решили создать семью. Папа поступил правильно и грамотно – он купил здание старого барака, помог его восстановить и отселил меня туда. «Сын, негоже, чтобы женатые дети жили с родителями. Создал семью – живи самостоятельно, Бог тебе в помощь!».

5d8f0d7f-d7dc-47c5-9c5e-dcc88a2ce314.jpg

Конечно, пришлось думать своей головой не только о себе, но и о супруге, которая ждала ребёнка. Но отец всегда поддерживал и помогал.

Храм в здании ДОСААФ

- В своей жизни я четырежды сдавал на права: на тракториста, на категорию А (мотоцикл), на категорию ВС (легковая и грузовая машина); а четвёртые права – на моторную лодку и гидроциклы.

Моя бабушка, живущая в Германии, помогла мне приобрести вишнёвую ладу-восьмёрку. А поскольку увлекаюсь техникой, то это для меня было радостно! Я проездил на ней несколько лет.

Однажды мы с отцом Павлом приехали в Чернавское к храму, в котором уже шли службы, но колокольни не было. Стояли на улице, обсуждали, как же нам колокольню построить, где взять денег? Искали разные варианты, и вдруг папа говорит мне: «Я придумал, где взять деньги - давай твою машину продадим!». Я понял, что против батьки не попрёшь. Машину продали, и все средства вложили в колокольню. Папа мне тогда сказал: «Сын, если ты будешь стараться для Бога, Господь тебе обязательно поможет!». Я в душе возмущался, но ослушаться даже мысли не было.

Когда продали машину и построили колокольню, я уже работал на ГАЗ-53. Мы разобрали старую кирпичную ферму, я возил кирпич на церковь. Так что вся моя юность связана с церковью в Чернавке.

261839548844-4_b.jpg

В 2010 году я женился, а в 2011 на Благовещение в Боровском женском монастыре меня рукоположили в диаконы. На рукоположении были только сёстры Боровского монастыря, с которыми я был знаком с детства. Было грустно, что папа с мамой не смогли присутствовать – сломался автобус.

Пять лет я прослужил диаконом в Чернавском храме Прокопия Устюжского, бок о бок с папой. В 2016 году 21 ноября рукоположили меня в сан священника и назначили в село Глядянское. Там не было ни храма, ни священников. Начали создавать приход, приобрели здание бывшего ДОСААФ, в котором до революции была воскресная школа.

За два года до моего назначения в Глядянку (где-то в 2013-2014 годах) мы с отцом Павлом заложили здесь фундамент храма, потом долго к нему не прикасались. Нас подкосил пожар в храме села Чернавском, пришлось все силы бросить туда. Но, став настоятелем, решил взяться за дело основательно, поскольку, повторюсь, мы привыкли строить, и меня это дело не пугает.

- А как получилось, что вы живёте не в Глядянском, а в Темляково?

- Когда отец Павел служил в Утятке, то он обходил близлежащие сёла и собирал пожертвования на строительство храма. И жители Темляково, где никогда церкви не было, изъявили желание, чтобы у них тоже построили храм. Тогдашний благочинный отец Сергий Еремеев принял решение построить небольшую церквушку в центре села возле памятника павшим воинам. Глава сельсовета Сергей Алексеевич Русинов, очень верующий человек, поддержал идею и всячески содействовал.

ee88f2a3c9a85e12c284ad76768ba410.jpge0866627-1610-4e3c-892f-7bdc458f043c.jpg

Получается, что всю свою юность я работал не только в Чернавском, но и в Темляково – этот храм я строил своими руками вместе со всем миром. Глава сельсовета поступил дальновидно: раз есть храм, нужен и священник, и выделил мне участок для строительства дома. Его построили сами с помощью родителей, теперь в нём и живём.

Пример я беру с родителей

- Я не могу сказать, что пришёл к вере в таком-то году. Мы с самого детства ходили в храм, он был для нас родным. И Церковь стала нашим родным домом, я себя не видел и не вижу вне Церкви. Папа нас воспитывал в страхе Божием.

0T7A9721.JPG

- Отец Павел для вас кто больше – родной папа или старший товарищ, опытный наставник?

- В первую очередь – родной отец, это уважение с детства осталось. Наша семья очень дружная, мы сохранили традицию по воскресеньям собираться всей семьёй по сегодняшний день. Отслужив службу, совершив все требы, мы воскресным вечером собираемся в доме родителей. Это наше законное время. Приезжаем мы, брат Евфимий с семьёй. Только наша сестра Анастасия с мужем иереем Александром Шумиловым из Частоозерья не каждую неделю приезжают, а только пару раз в месяц. Эту традицию мы чтим, для нас всегда радость – собраться вместе в родительском доме, мы ждём этого!

68a41ae6-c17b-4816-b064-7c5dc5ec1cb0.jpg

- Вы свою семью строили по примеру родительской? Или у вас свои взгляды на воспитание детей, на отношения к жене?

- Я беру пример с родителей. Они очень любили нас, старались проводить с нами больше времени. Никогда не забуду, как в Катайске мы собирались вечерами у камина, который папа сложил своими руками. Мы жарили на огне сало, хлеб, а папа читал нам вслух. Мы были не обделены родительской заботой и любовью.

666a8684aa97ca844b5a9fa18192e536.jpg

- А ваши дети то же самое получают от вас?

- Мы при создании семьи взяли за образец родительский пример. Но у нас всё немного по-другому, я, к сожалению, меньше уделяю внимания своим детям, и книги им вслух редко читаю. У меня трое детей. Старший – сын Захар, ему 9 лет, учится в третьем классе, дочь Елизавета, 7 лет, учится в первом классе, и София – ей три года.

dd2556c0-0199-4a2f-b3b9-b938ea3f7711.jpg

- При этом к воспитанию детей вы относитесь очень серьёзно. Как пример – молодежные православные слёты, которые вы организовываете для ребятишек практически по своей инициативе. Для чего вы это делаете?

- Я думаю, что это зерно заронил мой отец. Он в свободное время занимался не только нами, но и детьми из других семей. Наш дом был всегда полон гостей-ребятишек, и папа всем уделял время. Он и заронил эту искорку общения. Нам очень нравилось с ним общаться, для него не было хороших и плохих, богатых и бедных. И вот эта тяга к ребятишкам больше у Фимы проявилась, я более строгий, жёсткий, мне всё порядок нужен. Да ещё после рукоположения меня назначили окормлять тюрьму строгого режима, я этим пять лет занимался, а это тоже мягкости характеру не придало, наоборот, дисциплинировало. У меня-то сильно не забалуешь.

cd9dfcda-7217-453d-bfd6-ca175fa42461.jpg

- У вас священническая династия папа, вы и брат – священники, сестра – супруга священника. Ваши дети пойдут по вашим стопам?

- Мои старшие дети помогают мне в храме: дочка на клиросе несёт послушание, сын пономарит. Убеждать его стать священником не буду, пусть сам решает. Дети идут по стопам родителей потому, что они – пример для подражания. Мой папа служил благочестиво, показывал Церковь только с хорошей стороны, не осуждая и не показывая ничего плохого, и мы выросли с мыслью, что Церковь – это хорошо.

- А вы видите в своём сыне черты, присущие священнику?

- Он очень похож на дедушку - отца Павла, такой же усидчивый, любит разговаривать с людьми. Думаю, из него получится очень хороший священник, и я бы этому был очень рад, гордился бы им.

- Чем любите заниматься в свободное время?

- Я не любитель отдыха, а, скорее, специалист по организации отдыха для других. Это мне нравится. А в свободное время мы ездим к родителям, к бабушке в Катайск, много времени проводим на природе – с семьёй, с товарищами. Выезжаем на снегоходах, на лодке на горы и речки. Мы постоянно в движении, у телевизора не сидим.

2a4eb98c82c6ac73c1b6073607a7bae8.jpg

- Кто составляет близкий круг вашего окружения?

- Это не только священники, с которыми служу, но и мирские люди – мои соседи, друзья юности.

088d146f-7557-4c55-80dd-95230512f32a.jpg

- А влияет на вашу дружбу то обстоятельство, что вы священник?

- В какой-то мере да – все они крещены, все венчаны, все ко мне обращаются «отец Константин». Я для них и друг, и священник. Попробуйте только пост не продержать! По шее получат (смеётся).

95c21365c928ea91c7256d808d52bccc.jpg

- Вы своей супруге помогаете при такой активной загруженности, поддерживаете?

- Я прекрасно понимаю, что если я полковник, то она генеральша (смеётся). Всё держится на ней. Она сдала на права, сама водит машину, возит ребятишек в школу и садик в соседнее село. До нынешнего года она работала воспитателем в детском саду, нынче уволилась, много времени занимает воспитание детей, возит их ещё на рисование, на музыку. Она – моё маленькое сокровище, взяла все тяготы семейной жизни на себя.

- Но ведь это неправильно, что все тяготы семейной жизни несёт только жена?

- Всю мужскую работу я выполняю, у меня каждый болт на своём месте, полочки прибиты и лампочки вкручены. У нас чёткое разделение обязанностей на мужские и женские. Я к ней на кухню не лезу, она ко мне в гараж.

Мне есть к чему стремиться

- Вся жизнь сельского священника на виду – любой чих сразу замечают, обсуждают, что-то придумывают. Вас сильно достают разговоры, сплетни, выдумки?

d637b6072ada05c74ae01a754e0c873c.jpg

- Скажу честно – в деревенском магазине что ни купишь, тут же осудят. Это постоянное пристальное внимание сильно напрягает, но в один момент, когда мне было очень сложно, я поделился с Сергеем Алексеевичем Русиновым, и он сказал: «Не переживай, батюшка! Кого им ещё-то осуждать – попа да главу сельсовета, больше никого не видят! Простой пьяница, который только пьёт и ничего не делает, никому не интересен». Он меня этим вразумил, и я успокоился. Папа мне сказал: «Сын, если нас ругают, то мы всё делаем правильно!». А владыка Даниил мне по-доброму посоветовал: «Делай своё дело, а остальное Господь управит!». Так что я теперь сплетни и разговоры воспринимаю спокойно. Но приходится всегда держать себя в рамках.

- Вы часто ездите в паломнические поездки на Афон. Зачем?

- Наши поездки – тоже работа. Эти паломнические поездки дают новые знакомства, благодаря чему появляются средства на строительство храмов. Я ещё учился в семинарии, когда отец впервые меня взял в Иерусалим; а на Афон я начал ездить с 2011 года, тоже сначала с отцом. Каждый раз посещаем 5-7 монастырей за одну поездку. Афон – это больница для души. Он притягивает.

4Eiw2JOZNR0.jpg

- В прошлом году вас назначили благочинным Южного округа, вы заняли место своего отца. Насколько сложно вам было в этой ситуации?

fdc56abc30f1961899b148e78247af81.jpg

- Тяжелее было о. Павлу: его сместили, а сына поставили. Но мы дружная семья, у нас нет разногласий, все вопросы стараемся решать вместе. В работе благочинного мне многое знакомо, я помогал папе, особенно в бумажных делах. Со священниками благочиния я знаком с детства, они мне все как родные. С годами у нас сложилась большая дружная семья, без начальников и подчиненных, мы очень дорожим друг другом. Если кто-то заболел, либо какая-то беда, мы сразу спешим на помощь.

- Говорят, 33 года – возраст Христа. Как вы ощущаете его?

- (Задумался). Не знаю. Наверное, я мог бы делать ещё больше, но не делаю. Мне не нравится работать по мелочам. Не моё это! Мне нравится организовывать что-то большое, масштабное, я от этого чувствую удовлетворение. И это не похвальба. У меня есть к чему стремиться, я твёрдо знаю направление и своё место в этой жизни.

4fSUDWEgcRw.jpg

Беседовала Татьяна Маковеева.

 

 


Назад к списку